пятница, 6 февраля 2009 г.

К списку любимых городов теперь добавлен город Брянск.

Огромное спасибо Владиславу ака Eisenbanner и Денису ака Bahnbraynsk.



Отдохнув от летних поездок, я начал задумываться о том, что можно было посетить, особо не затрачивая финансы. В конце сентября удача улыбнулась мне в виде служебной поездки или командировки в Брянск. Я сразу прикинул как бы и пряник съесть и не подавиться. Договорившись с руководством о командировочной пятнице, я взял обратный билет на субботу – вечер. Теперь дело оставалось за очень важной составляющей - найти единомышленников по увлечению и напроситься на экскурсию. Осмотрев фотогалереи крупных железнодорожных ресурсов в Интернете, я обнаружил некую неосвещенность брянского региона. То бишь мало фотографий и всего несколько авторов. По какой то причине этот весьма интересный регион был незаслуженно обделен вниманием ферроэквинологов. Саму станцию Брянск-Орловский я помню только по поездкам на Украину. Здесь российская таможня. Я знал, что здесь заповедник чешских «дизелей» АЧ2, Брянский Машиностроительный Завод и переменка с заходящими украинскими электровозами ЧС4 и ЧС8.

Открыв самую свежую фотографию из Брянска, я написал комментарий-вопрос. Неожиданно на него откликнулось сразу два человека. Дальше было небольшое общение по "айсикю" и обмен телефонами с фотографиями для того чтоб найтись при встрече.

В четверг я получил на руки билеты, немного подотчетных денег и загрузив в компьютере фильм «Утренние поезда» коротал время в офисе. Где-то в половину девятого я покинул рабочее место и отправился на встречу с приятелем. До одиннадцати вечера мы заседали на новой станции метро «Славянский бульвар» обсуждая её кошмарную отделку и цветовую гамму. Несмотря на все станция понравилась, хотя бы отсутствием бомжей и прочего сброда. В начале двенадцатого мы двинулись в направлении Киевской. Выйдя на улицу попали под мелкий и противный дождь. Фирменный Москва- Брянск, ныне «Иван Паристый», а в прошлом «Десна» уже подали. И более того уже началась посадка. Мой вагон первый, с конца. Интересно как, вагон 01 и самый последний. Но вся фишка заключалась в том, что в Брянск мы прибыли именно первыми.

Погрузившись в вагон, выпив бутылочку пива, я попрощался с приятелем. Постелил свою верхнюю, закинул рюкзак наверх и лег спать.

Тихо себе проспал Сухиничи, только сквозь сон слышал короткие гудки маневрирующих локомотивов. Проснулся от яркого света и воплей проводницы: «Встаем!!! Пассажиры! Встаем! Через полчаса Брянск! Сдаем бельё!» Так, смотрю на часы, время двадцать минут шестого. Продолжаю лежать. Где-то без пятнадцати слезаю с полки, одеваюсь, вынимаю рюкзак с полки и направляюсь в тамбур, забив на сдачу белья. Извините, поезд фирменный, какого черта я буду бегать по вагону с бельем? Первым вылез из вагона, осмотрелся. Вот он - Брянск Орловский. На крайнем пути стоит рельсовый автобус РА1. Чуть дальше тарахтит АЧ2. Накрапывает мелкий дождик. Иду в здание вокзала, дабы справить нужду, умыться и почистить зубы. Заплатив десятку, я сделал все что нужно, ибо заселение у меня с 12 часов, а в 10 на работу.

Вышел я на привокзальную площадь, а там… Куча маршруток, несколько гармошек- Икарусов 280. Но... Я не ищу легких путей. Решил прогуляться пешком до гостиницы. Вынул карту, сверил и пошел. Постепенно привокзальный шум стих и тишину нарушал лишь легкий шорох ветра, шум редких автомобилей. Вот прошел мост через Десну, река внушительна и красива даже ночью. Где-то вдалеке бубнил дизель водяного насоса или еще чего-то. Сначала я принял это за дизель небольшого теплохода.

Потихоньку я доковылял до так называемой «пушки». Небольшой перекресток с установленным посередине памятником противопехотному орудию. Далее мне предстояло найти какую то лестницу проходящую по территории частного сектора. Да. Лестницу нашел. Сначала мне не понравилось то что лестница вела вникуда. Выглядело это следующим образом: ступеньки уходили вверх в кусты и скрывались в темноте. Поднявшись на ступени, я ощутил некую неустойчивость этого сооружения. Аккуратно наступая, я двинулся вперед, к черноте, которая как казалось издалека была вполне осязаемой. Пройдя пару десятков метров по шаткому железу и дойдя до терминатора, я понял что дальше идти просто не стоит. Либо я как следует, навернусь либо еще что нибудь. Разворачиваюсь и спешно спускаюсь вниз. Возле пушки стоит такси. Подхожу стучусь в окно. Заспанный водила открывает окно. Спрашиваю, на Дуки подкинешь? Подкинет, куда он денется. Всего за сто рублей.

Итак, я в гостинице «Турист». Стою на так называемом «ресепшене». Стучу. Выползает заспанная тетка. Называю фамилию. Тетка зевая отвечает: «Так у вас заселение с 12» Я говорю: «ну и что, оформляйте сейчас». Дает мне какие то бумажки для заполнения. На Украине я такой фигней не занимался. Прищлось доставать ручку из недр рюкзака и писать о цели прибытия.

Расплатился. Тетка говорит: «Третий этаж, номер триста пять». Я поднял бучу на тему мол, что же это мне завтра выметаться в 6-40? Тетка сказала, что я смогу договориться с горничной. Побурчав для порядка, я поднялся на третий, получил ключи и зашел в номер. Ух! Наконец то я могу снять с себя штаны. Постелив кровать, я лег и провалился в глубокий здоровый сон, до 9 утра.

Проснувшись за несколько минут до звонка будильника ( вот что значит «биологические часы») я был приятно удивлен. Гостиничный номер оказался весьма приличным. Телевизор, холодильник, столик, вешалка для одежды. В туалете бумага, мыло, горячая вода, освежитель воздуха. Вобщем здорово! Вышел на улицу и мои легкие наполнились влажным воздухом с легким ароматом жжённых осенних листьев.

Через полчаса я трудился в поте лица до шести вечера. После небольшой экскурсии по вечернему Брянску, я взял полтора литра брянского Свеня и завалился в номер, отдыхать. К слову сказать, что брянское «Свень» оказалось редкостными помоями и я смог осилить только пол бутылки. Немного посмотрев телевизор, я попытался заснуть под нестройный хор гуляющих постояльцев с четвертого. Проснувшись около девяти, умывшись, приняв душ и позавтракав вчерашним пловом, я посмотрел старый черно-белый детский фильм. В 9-20 по московскому мне позвонил Владислав и сообщил о том что, они ждут меня у входа в гостиницу. Одевшись, собравшись, я занес ключи горничной, поблагодарил за хорошее обслуживание и вышел на улицу.

Через несколько минут мы, с Владиславом и Денисом ехали на автобусе в сторону Орджоникидзеграда фотографировать исчезающие ЛиАзы 677 и если повезет вывезенный из ворот БМЗ «Пересвет».

Подъезжая к станции, я заметил нечто желтое, приземистое, промелькнувшее на перекрестке. Это же ЛиАз 677М. Честно говоря, захотелось тут же выскочить из автобуса и догнать скотовоз. Вот я вышел на улицу, впереди метрах в ста стоит еще один, блекло-желтый. Сзади, на повороте появляется еще один – ярко оранжевого цвета.

Сфотографировать удалось только желтый, так как красный быстро прошмыгнул к остановке.

Далее мы прошли к проходной БМЗ. К сожалению на тракционных «Пересвета» не оказалось и дальше наш путь лежал к платформе «Красный профинтерн», где сели на электричку до Брянска – Орловского. Доехав до главного вокзала, немного поснимав ЛиАзы в окрестностях, мы всей компашей пересели в дизель АЧ2, выкрашенный в ярко синий цвет, до последнего моторного вагона, который оказался головой от другого дизеля и к тому же еще желто-оранжевого колеру. Понравился уютный салон моторного вагона, тот что за кабиной бригады.. Как - то по-домашнему. И народу много не набивается, потому что некуда. Вышли на остановочном пункте «Рижский пост»

и пешком отправились к легендарному среди брянских любителей «пятому километру». Да простят меня все, кто не любит это словосочетание – «баянному месту».

Вобщем, место действительно оказалось шикарным. Остановочный пункт – 5км, расположен на путепроводе. Внизу проходит ветка на Брянск Восточный. Прикинув что, как мы остались ждать между путями., ведущими на Украину. Через несколько минут вдалеке появилась стремительно бегущая в нашем направлении змейка грузовых вагонов. На путепроводе, том, что в стороне Брянска Орловского показался ВЛ80С. Фотоаппарат на изготовку! Улыбаемся и машем! Есть. Выльник вошел в историю, может уже и не первый раз. Некоторое время спустя пришлось перелезать через балку и забираться на другую насыпь, чтобы запечатлеть АЧ2, следующую в Брянск Орловский. Вот тут вышел прикол. Сфотографировав дизель, я преодолев расстояние насыпь – балка насыпь и залез на «пятый». Отдышался и услышал знакомый клокочущий бас «десятки». Со стороны Брянска 2 пыхтит на подьём 2ТЭ10М с пассажирским. Пришлось проделать путь в обратной последовательности, но уже намного быстрее.

Поезд шел в аккурат против солнца, но чтож, что есть то есть. Сделав неплохую поправку в плюс, я сфотографировал медведящего «крокодила» в ответ на это тепловоз издал истошный гудок и пронесся мимо, обдав меня сизым дымком.

Вернулся на место к ребятам. За разговорами прошло еще какое то количество времени. Со стороны Брянска2 проследовал ТЭП70, который судя по всему был предназначен для поезда Брест-Волгоград

Который должен пойти по низу. Мы перешли на саму платформу, точнее асфальтовую кладку на 1,5 вагона. Я заметил нечто необычное. Внизу, среди довольно высокой пожелтевшей травы, бесшумно передвигался 2ТЭ10М с прицепленным к нему ремонтным поездом. Судя по всему там, в траве, пролегали пути ПМС Брянска второго. «Десятка ползла бесшумно, с черепашьей скоростью, выгибаясь на крутом повороте петли. Я смотрел на диковинное зрелище, пока не скрылся в придорожных кустах снегоочиститель.

До поезда осталось десять минут. Мы спустились вниз, дабы выбрать более выгодное место для съемки. И вот, наконец. Вдалеке, за мостом заблестел прожектор «семидесяки», поезд шел, но медленно. Тепловоз на мосту немножко пустил выхлопу и выйдя за мост начал хорошенько коптить, видимо набирая позиции на подъем. Не знаю… Кто то сходит с ума от закатов, или желтых листьев или голубого неба. Но я был поражен сочетанием голубого неба, желтых листьев и надвигающегося желто-красного красавца – тепловоза, выпускающего иссиня-черный шлейф. Это был тот случай, когда без цвета фотография умрет, настолько удачно подобралась цветовая гамма. Работа удалась.

Потихоньку мы поднялись на о.п. Немножко подождав, сели на подошедший ЭР9П-К. В этих краях «тазики» еще живы и пока будут бегать.

На вокзале я захотел сфотографировать наш «кругляк», но тут снова нарисовался «дядястёпа», и принялся деловито расхаживать взад вперед у кабины «девятки» подозрительно поглядывая на нас. Что ж делать, пришлось нам уходить восвояси, дабы не навлекать неприятностей, кои вовсе нам не были нужны.

Дальше был Орджоникидзеград,, новый 2ТЭ25К, только что выкаченный из цеха, потом небольшая прогулка по городу и наконец, я распрощавшись с Владиславом (Денис отделился немного раньше), пошел в гости к коллеге, дабы скоротать время до поезда.

В 0.00 минут по московскому я сел в такси и прибыл на вокзал, где затарившись пивом пошел на поезд, сожалея о том, что не останусь в гостеприимном Брянске еще на несколько дней.

Напоследок расскажу историю, как явный пример человеческой глупости:

Зайдя в вагон и отыскав свое место, я обнаружил в купе пожилую пару. Дед с целеустремленным видом стахановца-шизофреника застилал нижние полки. Бабка тихо руководила процессом. Я, чтобы не отвлекать, раскупорил баночку пива и присел на боковушку. Наконец армейская застилка коек была завершена. Я стал стелить свой верх, поставив баночку на стол. Простыня и наволочка отказывались меня слушаться. Я кое-как расправил простыню и заправлял ее за матрас у стенки. В купе зашел еще один пассажир – мужик лет сорока. С сумками… Я стою в позе «руки вверх», жопой - в проход. Мужик, толкаясь, начинает затаскивать свое барахло. Сначала, потеснив меня, он попытался запихнуть свою суму в противоположный рундук, но ему отказала пожилая пара. Он спросил, что во втором рундуке, как раз в том над которым я стоял, застилая полку. Дед, зайдя с левой от меня стороны, услужливо открыл рундук. Мужик с правой стороны начал пихать в него сумку. Но безрезультатно, так как там стояла еще и сумка этой пожилой пары. Вот и получилась картина. Посередине я, справа мужик с баулом, слева дед. И оба меня пихают в бока. Я, конечно, мог бы возмутиться, но мне стало крайне интересно, чем все это кончится. Закончилось это все на удивление быстро и неожиданно. Дед, одной рукой пытаясь подвинуть свою сумку, а другой протолкнуть сумку мужика, при этом пихая меня локтем в живот, покачнулся. Потеряв равновесие, он сделал резкое движение левой рукой, чтобы найти опору. Рука просвистев в воздухе, не найдя чего либо подходящего с такой же силой пошла в обратную сторону, где и встретилась с моей банкой пива, мирно стоящей на столе. Банка, недолго думая, упала, да так что дырка оказалась за пределами стола и содержимое щедро полилось в еще одну дедову сумку, стоящую под столом. Доселе тихо сидевшая бабка взивалась на дыбки. «Это что такое! Пивом напиться не могут - в поезд тащут!». Истерично схватив что то, видимо дедов носок (не разглядел но было похоже), стала вытирать стол, выгоняя разлитое пиво за его пределы и продолжая заливать сумку.

Тут я невозмутимым тоном сказал: «А можно было подождать, пока я постелюсь и решить эту проблему. Кстати, можно было закинуть сумку наверх…» Мужик тут же кинул сумку на третью полку и испарился из купе. Бабка продолжала пилить мужа и выступать на меня. В конце концов мне это надоело и я рявкнул : «Женщина, ваш муж доставил мне неудобство, когда я застилал свою полку, он разлил мое пиво и я еще виноват?! Имейте совесть». Бабка испуганно замолчала, а ее муж многозначительно поправив очки отвернулся к окну. Больше эта пара меня не беспокоила. Пришел тот мужик, чья сумка была виной конфликта, разделся, снял ботинки и завоняв нестиранными носками взгромоздился на свою полку.

П.С. Утром, чтоб не переться домой, поднимая всех на уши, я поехал на Левобережную, где немного поснимал циклопов ЧС6, и комбайнообразных ЧС2Т.

Ожерелье - Пчеловодное июнь 2007. Просто поездка

Наконец то повезло с погодой! Станция Нижние котлы уже «отурникечиная» наполовину, электричка до Узуново в 10 15, толпа народу. Всё как в прошлый раз. Только вместо серого неба - голубое, и яркое, июньское солнце. Чего греха таить, прошлые поездки по маршруту Москва – Ожерелье – Пчеловодное проводились более чем безграмотно. Да еще погода подводила. После осенней поездки в октябре 2005 у меня сохранились жутковатого вида фотографии с тёмными, как черти из табакерки 2ТЭ10М. Фотографировать эти машины в силу специфики их «колера» и ломанного дизайна предпочтительнее всего в яркую солнечную погоду. Что мы сегодня и получили.
На этот раз по плану была «художественная съёмка Д1, следующего в Узловую, на однопутном участке Ожерелье – О.п. 123 км и ТЭП70 с пассажирским поездом, проходящем в этом месте через 15 минут навстречу.
Далее пеший поход до станции «Пчеловодное» с последующей съёмкой всего, что движется, а потом из «Пчеловодного» обратно в Ожерелье на пятичасовом дизеле.
Ну так вот. Наконец мы погрузились в электричку и благополучно отправились в путь.
По дороге было мало чего интересного,акромя торговцев и гитарно-гармошечных артистов. Ближе к Ступино к нам подсел полупьяный тип.
Увидев фотоаппарат «Зенит КМ» он впал в крайнее удивление и поведал о том, что он всю жизнь снимал и даже по сей день снимает «Зенитом Е». До самого Ожерелья я беседовал с ним о пленках, матрицах и прочих «фотоизлишествах».
Сойдя на конечном пун212кте нашей поездки, мы посетили местный магазин, чтобы запастись на предстоящую нам долгую дорогу провиантом и водой, после чего мой рюкзак заметно потяжелел. Поднявшись на пешеходный мост, еще раз поразились его длине. Не абы что, а 900 метров! По другую сторону моста внизу обнаружилось некое подобие ППЖТ, на территории которого «отдыхали» три тепловоза ТГМ4. Только разбежались их запечатлеть, как я приметил недалеко, в кустах, нетрезвую компанию молодых людей, сосущих пивко. Прикинув несколько вариантов развития событий, решили просто пройти мимо, зарезервировав это место на следующий раз. Ну их к черту, этих местных, лишний раз объясняться желания не было.

Пройдя депо, мы вышли живописную выемку за автомобильным мостом и расположились на вершине холма. Так, следуя плану у нас «дизель» Д1, вегерского производства. Просидев в общей сложности пятнадцать минут, выпив за это время бутылку пива, я услышал легкий стрёкот дизельного двигателя, доносящийся непонятно с какой стороны. Вскочив, завертев головой приятель, прислушиваясь к звуку. Тут до меня дошло, что неплохо бы спуститься по склону и посмотреть в сторону Ожерелья. Спустился. А он уже здесь! На подходе к мосту. Покачиваясь, неторопливо ползет, выплёвывая сизый дым, ярко красный «маваг». Наизготовку! Фотоаппарат был извлечён мной из кофра с ловкостью спецназовца. Тем временем «дизель» с грацией океанского лайнера выплыл из-под моста. Настолько прекрасным было мгновение, что я остановил его аж три раза. Бригада не удостоила нас даже свистком а пассажиры любопытно смотрели в окна на двух больных . Уже давно бы привыкнуть надо, что «дизель» фотографируют все, кому не лень и не стучать в местное ЛОВД.213
Снимаемся с места, надо поторапливаться, через пятнадцать минут в обратную сторону пойдет пассажирский под ТЭП70, а до развилки еще ,как до Америки.
Наконец дошли. Ищем место. Справа от путей виднеется небольшой холмик заросший кустарником, на нём и устраиваемся. Блин! Во картина открылась бы случайному прохожему: стоят два ненормальных на квадратном метре земли с фотоаппаратами наперевес при этом пытаясь удержаться на этом пятачке чтобы не упасть.
Ждём. Опять где-то застрекотал мотор. Стих. Потом опять застрекотал, но уже более отчётливо. Неужто идет? Опять затих. И вот уже зарычал где -то совсем близко. Мы приготовились. Вот он! Подкрался незаметно.Чумазый ТЭП70 со скорым. Черт бы побрал эти четырёхтактные дизеля, так тихо работают, то ли дело 2ТЭ10М с его двухтактным, работа которого слышна на несколько километров окрест. Но вот досада! Оказалось,что тепловоз-то одиночный! В прошлые поездки мы видели двойную тягу!
Да, обломались слегка. Да и освещение не ахти, почти контровое. «Караван-сарай» истерично гуднул и протарахтел мимо нашего пригорка, увлекая за собой вагоны скорого. Выбравшись из зарослей мы двинули в сторону «Пчеловодного». По пути прошло три состава в сторону Ожерелья. Но это было не совсем то, что хотелось. Все они шли против солнца. И вот после о.п. 126 км, нам наконец повезло. Пройдя путейский домик, мы ушли за поворот. Впереди начиналась небольшая, симпатичная выемка, густо заросшая травой. Совсем некстати у меня зазвонил телефон. Разговаривая, свободным ухом я услышал едва уловимый низкий звук, идущий со стороны Ожерелья. И тут же звук пропал, как галлюцинация. Бывает, когда чего-то напряжённо ждёшь, это «чего-то» дает о себе знать. Особенно в ушах. Закончил разговор. Идем дальше. Вдруг над лесом проплыл протяжный тепловозный гудок! И в тот же миг забубнил двуктактный «движок» «десятки». В считанные секунды мы вскочили на склон расчехляя фототехнику. Звук приближался то стихая, то усиливаясь, сотрясая воздух своей мощью. Я замер в ожидании. Из-за поворота показался «фантомас» (2ТЭ10М),213 идущий «резаком» - что на слэнге железнодорожников означает -одиночный,без поезда. Да, вот это тепловоз! Подобная техника вызывает уважение!
Чуть позже нашу "экспедицию" догнал еще один «фантомас», то же резервом. Пришлось прыгать голыми ногами в крапиву под откос, дабы занять позицию для съёмки и не угодить под колеса поезда.
Спустя некоторое время мы оказались в «Пчеловодном». На платформе уже сидели люди ожидая «дизель». Перед дизелем мы сфотографировали ещё один 2ТЭ10М уже с составом, а так же деревянное здание вокзала.
Через десять минут показался «маваг». Мы настроились на самое худшее, что вагоны набиты битком и мы не влезем. Нет, внутри оказалось много свободных мест. Две симпатичные дамы в форме РЖД «обилечивали» пассажиров, выписывая штрафные квитанции. Вот и мне повезло - выписали на фамилию Моисеев. Что они имели ввиду, неясно. Но вот с одной из них я с удовольствием пообщался бы в нерабочей обстановке.
На вокзале в Ожерелье в поисках горячей еды по дурости или от усталости забрели в тамошнее в кафе.213
И естественно зря сделали! Это знаете ли как в америкосовских третьесортных боевиках, заходишь в кафе, как тут же к тебе докапывается местный бузотёр криминального происхождения или компания из вышеназванных. Так же и здесь, не миновала чаша сия! Сидит троица местных «героев», пьет как полагается, дешёвый портвейн( в такую то жару). Увидев нас один воскликнул : «О! Здравствуй ж..па новый Год!» Видимо в проспиртованную голову ничего более умного не пришло. Проигнорировав блаженных, мы прошли к стойке, ознакомиться с меню. Но «батхеды» не унимались: «Во, мля, Сталин с Лениным пришли, один, с усами, а другой лысый! Гы-Гы-Гы!». Продолжая игнорировать юродов, мы быстренько покинули сомнительное заведение. Ну что с них взять? Не драться же? Они только этого и ждут! Господи, вразуми этих недоумков!
Тем временем прибыл пассажирский поезд из Узуново, без каких либо опозновательных знаков. Вел его нелюбимый всеми электровоз ЧС2К. Индекс модификации которого повсеместно употребляют в качестве нецензурного слова, как любители, так и железнодорожники. Хотя зачем это делать, ведь дали машинам вторую жизнь - хорошо. К слову о «чистых» двушках: в депо Ожерелье было замечено по крайней мере пять машин! Так что живы ещё, «курилки»!
На второй путь подали электричку до Москвы, что же пора прощаться. До свидания, Ожерелье. Надеемся еще приехать. «Осторожно, двери закрываются…»

Поездка в Рязань, апрель 2008.




Рязань, как много в этом звуке… Закрываю глаза и вспоминаю: Москва, вечер, Казанский вокзал, поезд Тихий Дон, отправление. Прибываем засветло на РязаньII. Поезд резко бросает вправо и поскрипывая на входных стрелках, он плавно замедляет ход и наконец останавливается у низкой платформы. Оранжевые жилетки резво отцепляют зеленого «коротышку» ЧС2, а вдалеке, с нетерпением ждет своей смены ярко красный, в свете заходящего солнца, ЧС4Т. Там, за горловиной начинается совершенно иная жизнь. Царство красных, стремительных машин, увлекающих на юг пассажирские составы. Царство ощетинившихся изоляторами грузовых электровозов ВЛ80С, таящих в себе колоссальную мощь. Царство «кругломордых» электропоездов с эмблемой-птицей на кабине. Пассажиры разбегаются по вагонам, кто с рыбкой, кто с пивком или еще чем. Слышится протяжный мелодичный гудок «четверки» и состав плавно трогается. В окне проплывает небольшое депо, рядом с которым обязательно отдыхают несколько электровозов «особого назначения» ЧС8, окруженных стадом низкорослых «двушек». Дальше низкая платформа и тупиковый путь с ожидающим своих пассажиров ЭР9П. Вот поезд тихонько прошел выходную стрелку, миновал автомобильный переезд и набирая скорость, устремился на юг, к солнцу, теплу и безграничной радости, переполняющей сердце.





Это воспоминания, в том числе и детские. Всегда хотелось взглянуть на «южные врата» под иным углом. Первая попытка была предпринята в январе 2005 года, отчасти для контраста ощущений. Вроде как ты едешь в Рязань летом, все солнечно радостно. А вот попробовать зимой? Приехали. Погода – омерзительнее не придумаешь. Мокрого снега не хватало. Впечатление тоже около того. Удивило отсутствие какого либо подвижного состава у здания депо. В открытых стойлах торчали морды ЧС2 и ЧС4Т. Никаких «восьмерок»… Всего то фотографий ЭР9П в дикой раскраске и ТГМ4, стоящий на тракционных путях. Вторая попытка была более удачна, февраль 2006 го. Эта поездка подарила нам два «тазика», несколько ВЛ80С и кучу автобусов ЛиАз677. Что же, уже лучше. Третья поездка в июне того же года была интересна постольку поскольку. Те же «тазики», несколько «восьмидесяток» и один ЧС4Т с дополнительным поездом. Но на ПТОЛе станции Рязань «два», мы наконец то обнаружили несколько ЧС8. Все таки какие же они разные ЧС7 и ЧС8, при всей своей обманчивой схожести. Решив не зацикливаться на железной дороге, мы так же прогулялись по городу и посетили Рязанский Кремль. Четвертая, «сентябрьская» попытка прошла в полнейшем угаре, так как мы ехали к «южным вратам» на машине и могли позволить себе уехать во сколько захотим. Отсняв кучу «восьмидесяток», дежурный ЧС4Т с дополнительным и дежурный «кругляк», мы хорошо попив пивка на рязанской природе отправились куролесить в город, попутно пытаясь отыскать того, кто нас привез в Рязань.

Год 2006 ой подошел к концу, пролетел 2007ой, вот и весна две тысячи восьмого. Обсуждали разные варианты «открытия сезона». Ковров, Владимир не подошли далеко и мало интересного. Вязьму решили оставить «на сладкое». Тогда Рязань. Помня нашу последнюю вылазку, ехать не особо хотелось. Опять эти ВЛ80С, «тазиков» скорее всего уже нет. Или на ПТОЛ взглянуть, облизнуться – неплохо было бы. Может сфотографировать исподтишка получится. Снова Казанский, электричка на восемь двадцать. Вперед!

После Голутвина ехать муторно. Но вот уже Рыбное, а отсюда до Рязани рукой подать. Наконец электричка все так же скрипнув на стрелке, подается влево. Вот и Рязань «первая». Остановились. Десантируемся на низкие платформы. По громкой связи объявляют о прибывающем на первый путь поезде. Торопимся, ведь если поезд закроет проход на первую платформу, то обходить придется по мосту, что в начале станции. А тут еще как на грех товарный встал. Бежим в хвост. Под вагонами лезть желания совершенно нет. К слову сказать, другие пассажиры, не мудрствуя лукаво, так и поступали. . Кто под вагонами, кто по тормозным площадкам хопперов. Их проблемы, как говорится.

Быстро смотря расписание, со всех ног бежим на Рязань «вторую». Там меняется «Кубань», авось и успеем ее сфотографировать. Через пятнадцать минут мы на втором вокзале. Стоит «Кубань», чуть дальше новенький ЭД9М. Пробежав в начало поезда переходим путь перед локомотивом. И тут я вижу сногсшибательное зрелище, самое желаемое на сегодняшний день. Из-за четверки выглядывает ЧС8-058. Это же мой старый знакомый! Прошлым августом этот агрегат тянул «Атаман Платов» от Ростова-на-Дону до Рязани. Я сфотографировал его во время смены. Дойдя до головы «плоскомордого», я заглянул на ПТОЛ, а там… Однако! Зоопарк. Такое ощущение, что представлена вся СКЖД, ЧС4Т, несколько ЧС8, рядом с «эдиком» стоит ЭП1, а чуть дальше ЭП1М! Увидев такое, можно даже и не снимая, считать, что поездка удалась.

Захлебываясь от волнения, я припустил в сторону горловины. Уйдет… За мной едва поспевал Анатолий и чуть дальше ковылял Кирилл. Я понял, что если не успею сфотографировать «восьмерку», то просто порву на себе все, что можно. Вышли за горловину. Остановились. Со стороны Мичуринска не торопясь выползает наливной с «боингом» в упряжке. Тьфу ты!!! Сейчас эта «дура» закроет нам весь обзор. Я напряженно смотрел в сторону станции, ждал, когда вспыхнет прожектор ЧС8 и он плавно начнет движение в нашу сторону. Наливняк медленно прошел в сторону станции, а мы расслабившись завели разговор. Хватило ума посмотреть на горловину. Еще немного и с «восьмеркой» можно было попрощаться. Вот он, неторопли213во надвигается, включив прожектор. От волнения я не мог достать фотоаппарат из рюкзака.
Успел. Двухсоттонная громада, отрывисто свистнув, лениво проплыла мимо и, подвывая вентиляторами, скрылась за поворотом, увлекая вагоны «Московии». Обойдя переезд, так на всякий случай, мы вышли возле знакомой ВЧ. Продолжили поход уже вдоль путей. Вот со стороны Рязани ползет электричка, тот самый ЭД. И тебя, плоскомордый, посчитаем… Электропоезд полз очень медленно, и показалось , что он начинает притормаживать. Тем лучше, получатся более четкие фотографии. Через какое то время наконец то дошли до 204 километра. Это такое место, где сходятся или расходятся грузовой – обходной путь, ведущий в Рыбное и пассажирский ход с Рязани «второй». Редкой красоты место. Путь, ведущий в сторону Мичуринска имеет две кривые, при чем последняя огибает лесополосу и примыкает к грузовому в районе блок-поста 205 км. Кто был, тот знает. Мы идем сразу на грузовой обход, скорее всего повезет и в качестве трофеев будет несколько «восьмидесяток». В сторону Рыбного стоит поезд. Тишина. Всего то ветер шелестит в молодой листве, где то вдалеке слышны голоса дачников. Располагаемся на склоне и продолжаем общение. Вдалеке за поворотом раздался надрывистый гудок и затарахтел дизель. Вот и первый трофей – 2М62У-0095.213
Быстро приближается, выпуская клубы дыма. Я спускаюсь вниз со склона и фотографирую. Реакция бригады следует незамедлительно – истошный гудок. Поезд прогрохотал в сторону Мичуринска и снова воцарилась тишина. Грузовой стоял еще минут двадцать и наконец раздалось шипение тормозных магистралей, скрип тележек. Послышался высокий гудок восьмидесятки и вагоны пришли в движение, потихоньку набирая скорость. Товарняк скрылся за поворотом, и снова тишина. В светских беседах мы провели еще минут двадцать, пока Кирилл не услышал вдалеке гудок. Мы замерли прислушиваясь. Через какое то время гудок повторился. Резкий, надорванный, он не был похож на пронзительный гудок ВЛ80 или «мелодичный» тифон «Машки». Тут же стал отчетливо слышен звук приближающегося состава. За поворотом заревел двухтактный дизель и над холмом поднялся столб черного дыма. Что это может еще как не 2ТЭ10М?

213

Вот он показался из-за поворота, выпустив очередного «медведя», поблескивая циклопьим глазом прожектора. Фотографируем и продолжаем сидеть на склоне. Со стороны Мичуринска лениво ползет ВЛ80С, так же попадающий на карты памяти и пленку. Решил посмотреть отснятое. Ага, вот из «восьмидесятки» ТЧМП показывает обидный американский аналог «дули». Спасибо, что не задницу показал. Дальше был еще один притормаживающий ВЛ80С. Протянув состав до светофора, электровоз остановился. И похоже, завис надолго. Далее мы были свидетелями эпизода из жизни отдыхающих рязанцев. По странным обстоятельствам состав остановился именно там, где проходила «народная» тропа. Мы решили немного подождать и посмотреть что будет. Ждать долго не пришлось, со стороны деревни послышались голоса. Идут, мужчина, женщина и девочка лет семи. Подошли к нам, встали и смотрят на состав как на седьмое чудо света, после чего задают в пространство совсем нелепый вопрос: «И что теперь делать?». Ха-ха, под вагоны нырять, товарищи рязанцы, всем семейством, авось пронесет. Как вариант подвинуть поезд. Или можно пройти по путепроводу пассажирской ветки. Стоим, молчим. Задают вопрос, теперь уже нам: « А давно он тут стоит?». Отвечаем, что минут пять. Семейство решает брать поезд приступом, но не может выработать единой стратегии. Глава семейства предлагает лезть под вагонами, а хранительница очага, обойти поезд спереди или на худой конец подождать. Ребёнок индифферентно разглядывает вагоны. Мы подаем идею, что можно и по тормозным площадкам пролезть, так безопаснее. А еще дали совет, мол полезете и слушайте, если зашипит – это значит тормоза отпускают и поезд скоро поедет. А еще электровоз гудеть должен и осадить состав назад. Зеленый опять таки загорится и…

«А вы то сами что не лезете?» - спрашивает тетка. Э-э-э… «Людей ждем» - нашелся Анатолий.

Удрученно вздохнув, она засеменила по шпалам за мужем.

Прошло несколько минут и по другую сторону вагона раздались веселые голоса. Три тучные тетки одна за другой ныряли под вагон с пъяным хохотом. Вылезли, притихли, покосились на нас свинячьими глазками и озираясь пошли в деревню.

Пойдем-ка и мы отсюда, время идет, скоро электричка из Мичуринска. С электричкой не повезло, ждали «тазик», а пошел ЭД9М, ну ладно, не все котам масленицы. Двигаемся по шпалам по направлению Рязани 2, хотелось еще заскочить в город и поснимать исчезающие автобусы марки ЛиАз. До моих ушей донесся мелодичный гудок. Вдалеке из за поворота показалась ярко красная точка. Эх, повезло нам. Это ЧС4Т собственной персоной тянет поезд. Тот самый легендарный ярко красный электровоз, являющийся непременным атрибутом юга. Тут меня осенило собрать символическую композицию под названием «Врата на юг». Дело в том что опоры контактной сети на этом участке п-образные. Финальный снимок я сделал, когда электровоз проходил под опорами и получилось именно то, что хотелось. Еще не белёсое весеннее небо, молодая зелень, не изгаженная пылью и ярко красный эл214ектровоз, величественно выходящий из так называемых «ворот».

Все, ловить на железке сегодня нечего, разве только на ПТО, тайком сфотографировать ЭПшки.

Пришли на остановку возле какого то местного ПТУ. Я угостился прекрасным рязанским пивом (русским), недорогим и приятным на вкус. Потом мы сели в новенький ЛиАз-5256 и поехали в город. Отъехав за переезд, я случайно взглянув в окно увидел то что заставило мое сердце учащенно биться. Разукрашенный рекламой в сине- белой гамме навстречу проплыл «шестьсот семьдесят седьмой». « Мужики, смотрим красивую улицу и выходим, дабы его сфотографировать»- говорю попутчикам. Вот и подходящие декорации для будущего снимка – узкая улочка, двухэтажные дома, раздолбанная остановка и практически нет движения.

Простояли в общей сложности минут сорок я приобщался к местным сортам пива. Наконец ОН появился. Неспеша, позвякивая, остановился и выплюнул небольшую порцию пассажиров. Водитель был в шоке - фотографируют его развалюху!! Точно злоумышленники, шпионы- террористы, нормальные туристы разве бы стали ТАКОЕ снимать? Далее решили пойти пешком, чтобы выйти на главный проспект, ведущий к Рязани второй. Идем, наслаждаемся невысокими домишками, перемешанными с частными секторами. Красота! В общей сложности шли около часу, пока не поняли, что идем явно не туда, куда 215нам стоило бы идти. Закупившись провиантом в ближайшем супермаркете, мы пошли на троллейбус. Опять повезло, как раз подошел нужный нам номер и мы довольные устроились на мягких сидушках допотопного ЗиУ. Спокойствие продлилось недолго. В окно я увидел разворотный трамвайный круг. Чуть не заорал на весь салон. Трамвай!!!! Наконец то мы его нашли! Рязанский трамвай непопулярный вид транспорта, существует на «честном слове» и перевозит сравнительно небольшое количество пассажиров. Собственно говоря, живой реликт рязанщины. Выбираемся, отбегаем от поворотного круга и фотографируем выезжающий КТМ5, а навстречу ему движется более новая восьмерка. Вот так. Сфотографировали все что можно и даже более. Тут мне захотелось узнать, который час и к своему удивлению, я обнаружил, что до электрички осталось полчаса. Попахивает ночевкой в Рязани… Бежим со всех ног к остановке. Я начинаю понимать, что на общественном транспорте мы просто не доберёмся до вокзала и выдвигаю идею ловить тачку. Нам повезло, в 20 метрах стояло некое такси, с шашечками. Договорились доехать за 100 рублей. Весь путь отнял минут пять в общей сложности. В процессе я смотрел и запоминал маршрут. Мдаа, пошли то мы не туда, даже слишком ушли в сторону. Наконец мы оказались на Рязани «второй» и и побежали сломя головы в здание, за билетами. Надо успеть, ведь по плану еще «зоопарк» на ПТО. Как же уехать без таких трофеев? Выйдя на платформу, мы отошли в хвост электрички и стали соображать, как лучше отснять все это великолепие. Кирилл с Анатолием зачем то пошли на тупиковый, мне не было в этом необходимости. На моем фотоаппарате стоял «сигмовский» зумм, 70-300 и я спокойно отснял ЭП1М и ЧС8.203

Запрыгнули в вагон, отдышались и стали делиться впечатлениями, заедая их колбасой и запивая рязанским пивом. В качестве заключения, можно добавить то что ехали мы очень весело. В вагоне оказался изрядно подвыпивший мужичонка на вид лет тридцати пяти. Ему было ехать крайне скучно и чтобы совсем не одуреть, он решил скрасить одиночество приставанием к пассажирам. Первой жертвой была по всей видимости семейная пара. Мужик вальяжно посел к ним со стороны девушки, достал мобилку и врубил хрипловатый музон. Бедняги, им пришлось слушать блатняк и вести светские беседы о «вечном». Хотя, мне показалось, что девушка была вовсе не против общения, судя по ее интонациям она также была в состоянии аналогичном и явно заигрывала с мужиком, в тот момент, когда ее спутник нервно выходил в тамбур, чтобы закурить папироску другую. Потом пара наскучила мужику и он переключился на наших соседей. Двое парней, как выяснилось позже, отслуживших в ВДВ, с удовольствием с ним общались, так как тоже были навеселе. Даже спели хором! Слава Богу, в тамбуре. Очень долго выясняли кому где надо выходить и в итоге они сошли на Отдыхе, а мужик выполз в Панках, явно не понимая где он находится.

В половине одиннадцатого мы прибыли на Казанский…

Прогулки по тракционным путям или моё железнодорожное детство

По малолетству всегда на все начихать с высокой колокольни. Это неоспоримая истина.
Кострома. Лето. Первый месяц каникул. Трое недомерков. Двое Лёх и я, насмотревшись фильмов про войну, шпионов и будни МУРа, решили обзавестись оружием. Не настоящим правда, но серьезным. Духовка. При этом слове внутри все сжималось в ледяной комок. Это было страшно и вместе с тем очень желанно. Хотя бы для восстановления баланса сил с недоброжелателями. Это слово болезненно отдавало в памяти огромными, долго не проходившими синяками на бедре, резким хлопком сокращающегося жгута и запахом солидола.
Вкратце: «духовка» – простейшее пневматическое оружие. Изготавливалось из велосипедного насоса, деревянного поршня, медицинского жгута, латунной трубки.
Обрезанный цилиндр насоса укладывался на самодельное цевьё, приматывался изолентой, внутрь насоса вставлялся поршень, заранее изготовленный. От цевья к поршню шел жгут, натягивающийся при вытаскивании поршня из насоса. И после того как сила натяжения была вполне достаточной, поршень отпускался, создавая внутри цилиндра кратковременный, мощный воздушный поток выталкивающий шарик от подшипника или кусок пластилина в цель. Естественно чем туже был жгут, тем убойнее была сила. Насколько убойнее, испытывали на воробьях или воронах. Иногда на «политических» оппонентах с соседнего двора или на окнах мабутских (стройбатовских) домиков, гнездящихся на бесконечных стройках.
Так вот, изготовив, нечто похожее на описанное выше, не удовлетворившись пластилином, троица приступила к поискам вожделенных металлических шариков.
Несмотря на всеобщий хаос конца восьмидесятых, когда на улице запросто можно было найти несколько целых силикатных кирпичей, с подшипниками нужного размера вышла незадача. Ну нету их нигде, хоть тресни! Обшарили все окрестные помойки и свалки. Старшие «товарищи» давать отказались, мол у самих мало. Враки! Просто боялись ответственности за выбитые глаза.
В разгар поисков одному из Лёх пришла блестящая мысль - сходить на Вторчермет. Хороша мысль, но мне пришлось ее слегка модифицировать. По пути на Чермет располагалось локомотивное депо и как водится возле него стояла куча списанной техники. Я очень не хотел идти к чёрту на кулички – Чермет и предложил более бескровный вариант – полазить по окрестностям депо. Ну мало ли в поездах тоже куча подшипников, авось чего и найдем.
Сказано - сделано. Идем в депо.
В назначенный день мы встретились и тайно от всех двинули к цели, захватив несколько полиэтиленовых пакетов.
Пришли. Ух ты! Первый раз здесь! Огромное пространство, пронизанное стальными нитями. Чуть в стороне возвышалось здание депо. Естественно туда нам идти нечего, по ушам лишний раз что-то не хотелось получать. А вот возле депо – целый Клондайк. И тепловозы, и вагоны, ржавые, покорёженные. Ну что? Пошли? Нет,что-то не идется. Близок локоток, да слабо клювом щелкнуть.И правильно сделали ,что не пошли. Возле «кладбища» появилось несколько фигурок в оранжевых жилетках и остановившись пристально уставились на нас.
Тут я смекнул, что дело пахнет керосином и надо сматывать удочки. Тем временем к имевшимся фигуркам добавилась еще одна. Трое начали что то объяснять бурно жестикулируя в нашу сторону. Фигурка отделилась от группы и направилась к нам.
Бежим! Мы нырнули в коридор между полувагонами, пробежали почти полсостава и под вагонами перелезли на другой путь, а там снова - в лабиринт из отстаивающихся «крытых».
Минут десять мы бегали, меняя направление, запутывая следы. Все. Оглянулся. Нет никого. А может он вовсе и не к нам шел? Как говорится: у страха глаза велики.
Однако, кладбище осталось далеко позади, да и возвращаться туда не хотелось. А подшипники то ой как нужны! Позарез!
Внимание одного из Лёх привлекла ручная стрелка. Один путь шел прямо, в сторону станции , а другой влево и заканчивался небольшим обрывчиком. Естественное любопытство на грани познания мира взыграло в Лехе. Второй Лёха телепатически понял его намерения и в следующую минуту они бодро ворочали рычаги, переводя стрелку. Как весело! Вот и я втянулся и мы втроём изучали устройство стрелочного перевода. Так продолжалось около пятнадцати минут, пока один из Лёх не заметил приближающийся к нам, по нашему пути, тепловоз. «Шухер!» - заорал я. « Переводите стрелку, как было!» «А как было?!» - заорали Лёхи. У меня помутнело в глазах. Все! Сейчас тепловоз на скорости войдет в стрелку перескочит на разорванный путь и со страшным скрежетом завалится под откос, на стоящие чуть поодаль полувагоны. В голове промелькнули страшные картины, милиция, вызов родителей, суд и колония для несовершеннолетних, а так же несмываемый позор до конца жизни… Убежать уже не получится, с локомотива нас скорее всего заметили. Тепловоз резво летел навстречу судьбе, а мы отскочили за ближайший вагон и с тревогой стали ждать, что произойдет. Может все таки повезет и он пойдет по «нормальному» пути. И тут свершилось чудо: локомотив резко повернув проследовал по нижнему полотну в стороне от нас. Осмотрев предполагаемый маршрут я с радостью заметил, что перед стрелкой рельсы просто- напросто разобраны! Надо же – этот путь вовсе не рабочий и наполовину демонтированный. А мы перепугались до смерти!
Я был в таком потрясении, что едва не угодил под товарняк, выходящий с Костромы-товарной.
Однако,подшипники нужны, как воздух и даже больше. И тут же я на радость себе и утомлённым компаньонам заметил секцию разбитого тепловоза! Недолго думая, мы залезли в кабину. Ура. Мечты сбываются, особенно если долго ищешь. Внутри обнаружилось изрядное количество шариков из разбитых малых подшипников. Набив карманы и напоследок покрутив оставшиеся в живых краны и ручки, пощелкав тумблерами, мы собрались к выходу. Выглянув в разбитый ветровик, я заметил средних размеров собаку, неизвестно откуда появившуюся и усевшуюся в двадцати метрах от тепловоза. Появилось нехорошее предчувствие. Чего она там сидит? м пришла вроде как целенаправленно. Ладно. Попробуем вылезти, на свой страх и риск.
Первым выпало идти мне. Собака до последнего момента была равнодушна к нам, но стоило свесить ногу, чтобы спрыгнуть на землю, как «жучка» со свирепым рыком переходящим в лай ринулась в бой. Я дико завизжал и ракетой взвился на три ступеньки вверх, уткнувшись носом в задницу кому- то из Лёх. Они в свою очередь тоже поспешили обратно в кабину.
Вот тебе и клюква. Время идет, домой надо, а эта тварь уселась возле двери в кабину и смотрит снизу вверх своими злобными глазками. Дернулись на другую сторону, дверь заклинило и мы не смогли ее открыть. Тем временем псина обошла тепловоз и посмотрела не вылазим ли мы? Услышав возню у двери она залилась истеричным лаем, пытаясь запрыгнуть в кабину.
Ну все, попали. Ох идет время ,идет! Родители шкуру ремнем спустя-я-ят! Эта идиотская собаченция решила здесь поселиться. Сейчас придут путейцы, снимут нас с развалин и отведут в ближайшее отделение милиции, со всеми вытекающими последствиями.
«Леха, выгляни, посмотри где она?» - обращаюсь к одному из....
Выглянул. « Пацаны! Ушла!» Не поверили, мол посмотри получше, она где нибудь рядом сидит. Все высунулись из кабины, осмотрели всё с трёх сторон – нету. Как сквозь землю провалилась.
Осторожно, слезли, осмотрелись и бегом через пути к жилым двухэтажкам, стоящим вдоль станции.
Потом, шагая по тротуару, довольные, мы наперебой хорохорились своим «геройством» и естественно каждый из нас считал себя самым смелым. И что самое интересное, несмотря на все приключения, мы решили при случае сходить туда ещё.

Постскриптум: Родители! Убедительная просьба! Не допускайте нахождения детей на территории железной дороги! Поверьте, это очень опасно!

Экспедиция в поселок Гагарино, Костромской области на лесовозную УЖД.

Как говорится - между первой и второй перерывчик небольшой. Последняя в этом году экспедиция состоялась 15 декабря 2007 года.
Цель - УЖД Ленинского леспромхоза в поселке Гагарино.

В субботу, в пять утра по московскому времени, на "четверке" Дмитрия мы выехали из Одинцово. Без каких либо затруднений мы проехали по МКАДу до Ярославского шоссе и здесь случилось первое происшествие. В задней двери нашего болида промерз замок и при вираже дверь открылась. Все бы ничего, но за пределы автомобиля вылетела моя сумка с фотоаппаратом, заботливо уложенная на заднее сидение. Честно говоря, в первые секунды мне показалось, что на этом поездка закончится и мне придется ехать совсем в другое место с сердечным приступом. Но разум оказался сильнее. Дело в том ,что моя фотосумка имеет несколько степеней защиты аппаратуры, в том числе и при падении. Короче говоря, все обошлось, аппарат жив, здоров и в последствие сделал больше сотни качественных фотографий.
Заправившись на BP продолжили путь. В районе Переславля - Залесского свернули на объездную дорогу. Здесь наша «телега» стала терять мощность и в конце концов заглохла недалеко от придорожного кафе. Дмитрий открыв капот, постучал по карбюратору, подергал свечи, растеряно пожимая плечами, мол, кто ж знал... После очередной попытки завестись машина подала признаки жизни, позволив транспортировать себя на стоянку кафе. Решили дать отдохнуть железному коню,посетить забегаловку, выпить кофейку и попробовать завести машину еще раз. Заходим в помещение. Это не кафе, это прям таки ресторан. Все чисто, красиво, инкрустированно позолотой. Охранник в пиджаке...
Подходим к стойке, заказываем по двойному черному. Охранник приглашает нас присесть, услужливо отодвигая стулья. Приятно.
Выпив кофе, идем в машину. Происходит чудо! "Четверка" сердито фыркнув, заводится без перебоев. Ну что же, поехали. Дмитрий поддает газу и мы несемся дальше.
Через некоторое время, появляются какие то намёки на рассвет. Небо становится серым, а кое где проглядывают белёсые участки.
Подъезжаем к Ростову Великому. Светлеет. В тех самых белёсых участках появляются солнечные лучи. Погода, как говорится, обещает...
При въезде в Ростов обнаруживается автосервис, останавливаемся. Дмитрий пошел договариваться с мастером. Через некоторое время он вернулся и сказал, что открываются они в 10 (было только начал десятого) и вот как раз, именно сейчас у мастера еще пять машин перед нами. Тонкий намек... Что делать? Не ждать же? Принимаем решение ехать дальше, Бог даст, доедем!
Минуя Ростовский вокзал, выезжаем за пределы города и нас тормозят на "гаишном" посту. Причина до смеху банальна, Дима не включил фары в населенном пункте.
Получив на руки штрафную квитанцию, мы поворачиваем на Иваново, подобрав на остановке голосующую женщину с ребенком. И тут началось! Вот они - сказочные места! Извивается дорога, проносятся мимо дома с резными наличниками, полузаброшенные церкви. Впереди вижу стайку птиц. Не торопясь улетать они вприпрыжку перебегают дорогу, едва не попав под колёса нашей четверки. Ба! Да это же куропатки! Дмитрий тут же озвучил идею о наличии ружьишка. Останавливаемся, высаживая попутчиков. Женщина сует нам деньги: «вот возьмите, спасибо». Культурно отказ213ываемся.


Перед Иваново останавливаемся у очередного кафе, пьём кофе и смотрим видеоклипы по телевизору прикрученному к потолку забегаловки. По телеку с утра жарят рок. Приятно в такой глуши выпить горького напитка и послушать тяжёлую музычку. Продолжили путь…
Вот уже Иваново. Перед въездом остановились, изучив таблицу транзитного движения через город, предусмотрительно сфотографировав, на память.
Иваново - город невест. Может мне и показалось с недосыпа, но впечатление таково,что в городе женщин больше чем мужиков. И надо сказать такие симпатичные… Ажно глаза разбегались в разные стороны. Вот куда за невестой ехать надо!
А еще Иваново насквозь прошит нитями промышленных железных дорог. Почти все с сигнализацией на переездах, а иные и вовсе с будками дежурных. Собственно говоря, кроме красивых девушек и ППЖТ, в Иваново ничего интересного нет. Был трамвай, и тот разобрали. Автопарк - вездесущие ПАЗ 3205 и ЛиАзы 5256, троллейбусы ЗиУ-682, дырявые и обшарпанные, до безобразия. Сам город напоминает большую деревню и свалку одновременно. Всю эту убогость слегка украшают несколько красивых церквей, из тех, что мы проезжали.
После Иваново снова монотонная дорога практически без движения. Изредка попадались встречные фуры, да легковушки с костромскими номерами.
Поворот на Фурманов, прямо - на Волгореченск. Вот тут появилось несколько вопросов, требующих срочных ответов. На первый ответили сразу, едем не в Фурманов а на переезд в противоположную сторону. Дело в том, что в планах было поснимать тепловозы на участке линии Ярославль-Нерехта
Вот и определялись, куда же все-таки поехать. Сворачиваем с главной дороги вправо. Едем. По расчетам переезд должен быть в пределах нескольких километров. Проезжаем мост через реку со странным названием «Анал олг вод» , проезжаем поворот на деревню Котово. Едем дальше.
Порядочно отъехали. Тормознули возле деревни Реньково, поняв,что взяли неверный курс.
Разворачиваемся и едем назад. Очутившись возле поворота на Котово, недолго думая свернули туда. Чутьё подсказывало, что это верный курс. В самом деле, вариантов больше не было. Справа и слева заснеженное поле, вдалеке лес, вокруг ни души. Начала уперлись в развилку возле этого самого Котова. Решили проехать и посмотреть не туда ли нам? Добравшись до деревни, уткнувшись в тупик, развернувшись, направились назад, к развилке. Остается только один вариант - двигаться по главной дороге. Проехав пару километров до очередной деревни, Дмитрий увидел знакомый ориентир - зелёный дом. Здесь в прошлом году он и еще213 несколько любителей искали колонку с водой. В двухстах метрах от дома обнаружился переезд. Нашли!
По всему изложенному выше прилагаю схему, иначе просто не разобраться - на картах этой дороги нет.
Пересекли однопутку и поставили машину недалеко от светофора. Все, можно просто сидеть и ждать. В обе стороны отличный обзор, и светофор под боком, если что - услышим. А пока стоило бы перекусить. Мечта ферроэквинолога, кушать еще и с комфортом не отходя от места где собираешься снимать. Отведав бутербродов с колбасой и сыром, запив горячим чаем, мы вышли из машины посмотреть обстановку. И правильно сделали. Со стороны Иванова уже мерцает желтая звездочка прожектора. Далеко далеко. Неторопливо спускаясь, будто подмигивает нам. Мол, сейчас я до вас доползу. Все лучше видны очертания тепловоза: нечто «фантомасообразное» (ФАНТОМАС - тепловоз 2ТЭ10М). Вон уже и дымку подпустил - идет на подъем, тяжело, хотя состав не такой длинный. Послышался стук двухтактного 10Д100. По мере приближения я делал несколько разноплановых кадров. Раздался приглушенный свист тифона. Все таки 2ТЭ10М. Скинув мощность грязно зелёный тепловоз проплыл мимо нас, оставляя легкую позёмку бегущую за тележками. Ну как говорится, начало положено.
Опять ушли в машину. Сидели, пили чай, вели «светские беседы». Вдохновляло то ,что вокруг не было ни души. Только один раз проехала иномарка с батюшкой После мегаполиса-монстра это был настоящий курорт.
Наши разговоры о вечном прервал далекий гудок тепловоза. Хватаем аппаратуру и выходим на переезд. Идет! Опять со стороны Иванова. На этот раз приближался намного быстрее. Дабы не плодить аналогичных кадров, мы решили забраться на склон выемки. Пока искали место, Дмитрий провалился почти по колено в снег. Эх, Север! Снега здесь намного больше, нежели в Подмосковье.
Выкручиваю «зум» на полную и смотрю, что за машина. А это 2ТЭ10В! Запыхтел на подъёме, дал «медведя», неотвратимо надвигаясь на нас. Снимать его я начал уже издали. Место, где начиналась выемка, было очень живописно, на левом склоне росли две красивые ели. Поймав поезд в точку «золотого сечения» я нажал на кнопку. Вышло, на мой взгляд, чудесно. Вот только с погода и освещение не самые лучшие.
Вскоре стало темнеть. Световой день короток. Через какое то время показался еще один состав, а со стороны Домовиц, я увидел светящееся пятно - оттуда тоже идет поезд.
Пропустив 2ТЭ10В с грузовым, ждем того, что стояло на станции. Вот зажужжал зуммер сингнализации. Со стороны станции Домовицы движется нечто. Поначалу я принял этот «девайс» за «тапок» - ТЭП70. Красное пятно за пеленой снегопада увеличивалось в размерах и стали видны очертания «фантомаса». « Наверное УТ» - подытожил Дмитрий. По мере приближения становилось более понятно, что это за агрегат. Через несколько секунд все встало на места. Это редкая машина - 2ТЭ10МК-2600, прошедшая капремонт в Уссурийске. Так сказать первый экземпляр. Отличается от остальных хромированными деталями облицовки, внутри - установленным компьютером и новым, коломенским дизелем 5Д49.
Машинист вылез в окно по пояс, подозрительно вглядываясь. Вопрос: зачем? Ну да ладно, отнесемся с пониманием - работа такая213.
Садимся в машину, разворачиваемся и едем назад. Проезжаем поселок. Впереди вижу что-то аномальное. По дороге ковыляют два человека. Причем один из них идет как-то странно. Широко расставив ноги и беспорядочно взмахивая руками. Закрываю глаза и тут же открываю. Картина остается прежней. Догоняем их и Дмитрий восклицает: «Так это же девка, на лыжах!». Смотрю, точно. Дама в пальто, неуклюже вышагивает на лыжах, а слева её страхует мужик. Дальше - веселее. Навстречу по дороге идет девчушка лет шестнадцати. Смотрит на нас и улыбается, почти смеется. Лицо круглое, красное, улыбка до ушей. Диму сие зрелище повергает в неописуемый восторг - «Вот он Север!»
По пути заехали на вокзал в Фурманов, хлебнули кофейку, посмотрев уникальный деревянный вокзал.
Привокзальная площадь заслуживает отдельного разговора. Такого я давно не видел. Разбитый асфальт с довольно глубокими ямами. Как раз для автобусов ПАЗ-3205. Помимо них на площади стоял еще и туристический ЛаЗ-699Р, сложно наверное ему сюда было забираться. Далее. выехав за пределы города, мы свернули на трассу Иваново - Кострома. По дороге сфотографировав преезд малодеятельной линии Фурманов - Волгореченск, которая используется в качестве подъездного пути для завода изготовляющего трубы в Волгореченске, куда мы и направились.
Около 5 часов мы были на месте. Здесь мы подобрали моего давнего, закадычного друга, Дмитрия с его очаровательной супругой и совершили последний на сегодня рывок в Кострому - город моего детства.
Небольшое отступление, касательно общественного транспорта в Костроме. Основная масса - коммерческие перевозки, осуществляются автобусами ПАЗ-3205. Бюджетные - это ЛиаЗ-5256, несколько старых «Икарусов»-280 и 260. Троллейбусы ЗиУ и их переделки. Много автобусов ГолАз-4242. Кроме того было замечено несколько служебных КаВзов - старого исполнения и один ПАЗ-672М. То же касательно и областей - Волгореченск, Буй. Еще живы несколько машин ЛиАз-677М (по словам Дмитрия - костромича), но из-за малочисленности и закрепленности за определённым маршрутом, увидеть их не удалось. А когда то... Ходили и такие и сякие. И 677 и 677М и 677Б. Помню маршруты 6, 6К, 10... Как давно это было...
Собственно говоря день закончился в теплой компании за бутылочкой вермута, среди воспоминаний.
Поднявшись в 7 утра, слегка перекусив, мы вышли из девятиэтажки.Темнота, несмотря на восемь утра и ни души... Мертвую тишину нарушает далёкий пронзительный гудок тепловоза и рокот дизеля. Идем на платную стоянку... Забрав машину, мы благополучно выехали из Костромы в направлении Буя. Нам предстояло преодолеть около 150 километров до самого Буя и еще черт знает сколько до Гагарина. По предварительным сведениям от 20-30 километров. Через какое то время я начал отключаться.Только слышу сквозь сон: " Богдан, хорош спать, посмотри какая красота!" Открываю глаза и вижу потрясающую картину : огромное заснеженное поле с одной стороны, и стена заснеженных деревьев с другой. Вдалеке, над краем поля висит небольшая туча, из которой плотной стеной валит снег, закрывая низкое темно- жёлтое солнце.
Ехали с ветерком, разгоняя свежевыпавший снег и обгоняя пригородные автобусы. Добравшись до Буя задались актуальным вопросом - куда ехать далее. Справа от дороги располагался склад пиломатериалов. Там то уж точно должны знать. Дмитрий пошел к сторожке. Общался со сотрожами минут двадцать. Вернувшись пересказал диалог. Ехать недалеко, и это радует. Всего то каких нибудь 20 км. Охранник задал вопрос - хоть стой хоть падай! "А вы чего хотите ее купить?" Этакие коллекционеры УЖД в натуральную величину или бизнесмены, готовые вложиться в убыточное предприятие. Объяснив ему суть интереса, Дмитрий получил нужную информацию.
Выехав из города, мы какое-то время следовали вдоль участка Транссиба - перегона Буй - Данилов. Минут через сорок пересекли Даниловский ход, и проехали приличное расстояние, не обнаружив никаких поворотов и указателей. Понимая240, что заехали не туда ,куда надо, мы решили остановиться и изучить карту. В процессе изучения выяснилось, что заехали мы в Ярославскую область. Что делать? Надо кого нибудь спросить. А вокруг ни души... Единственное что нам попалось навстречу - минут десять назад, ярко-красный "запорожец". Все! Ни спереди, ни сзади. Разворачиваемся и едем назад, навстречу ни души. Вдруг Дмитрий замечает слева УАЗ - "буханку", двигающуюся с второстепенной дороги на главную. Тормозим. Буханка грузно переваливаясь на ухабах просёлочной дороги выползает на бетон. Дмитрий поднимает руку, автомобиль тормозит. Спрашиваем мужичков где поворот на Гагарино. Объясняют. Оказывается, мы его проскочили. Просим указать на его. Пристраиваемся сзади и через несколько минут из кабины "уазика" выскакивает рука ,показывая направление. Точно, слева (теперь уже ) дорога запорошеная снегом. Мы просто ёе не заметили и проскочили мимо.
Заснеженная, но укатанная дорога извивается и уходит то вверх то вниз. Восьмой -десятый километр деревенька. Четыре дома справа, пять слева.Никаких названий, указателей. На пригорке стоит нечто,похожее на снеговика. Подъезжаем ближе. Я всматриваюсь и понимаю, что это не совсем обычный снеговик. Выходим посмотреть. Батюшки! Это же настоящая снежная баба! В кокошнике, сарафане, талией, грудью и ювелирно вылепленным лицом. Вот это да! В уме не укладывается, сколько же ее лепили и какие таланты, живущие здесь, в деревне из девяти домов!
После деревеньки нас накрыло сильным , но кратковременным снегопадом, после чего снова заиграло солнце, отражаясь в крупных снежинках.213
По дороге то и дело попадались знаки указатели второстепенной дороги, показывающие то в читсое поле, то в кустарник. Навстречу проследовал один единственный "Москвич" 2140. Въехав в еловый коридор, мы увидели первое свидетельство узкоколейки - указатель переезда. Три, два, один. Вот и переезд, точнее засыпаные снегом рельсы.
Слева - разгрузка. Тепловозы,козловой кран, будка сторожка, сцепы. Справа типа склад ГСМ.
Заходим в сторожку. В полумраке сидит старичок. В углу шипит буржуйка. Представились. Старичок толком не мог понять что нам надо и отправлял нас к технику - женщине, живущей в третьем доме от начала посёлка. Многого от него добиться не получилось. Рассказал нам о своей нелегкой жизни, что они меняются, сутки на сутки. Света нет, сидят при свечках и лучинках, как в былые времена. Зимой узкоколейка не работает, здесь только разгрузка, а пилить возят "камазы" на Корегу. Идем фотографировать технику. Первым делом,звезда ЛПХ - ТУ6-120, машина раннего выпуска, с кузовом ТУ4. Три штуки ТУ6А и один ТУ8.213
Так же кузов от автомотрисы АС1А, Дрезина ТУ6П, с каким то сараем сзади, вагоны ПВ40 и сцепы. Номера на тепловозах отсутствуют, есть лишь инвентарные. На вопрос , какие номера у машин старичок ответил: "А зачем они нам нужны?"
Осмотрев "экспозицию" мы попросили сторожа проехать в поселок и познакомить нас с техником, сторож согдасился, но сказал что сначала надо дождаться смену. Ну мы собственно говоря не торопились и пошли к машине, выпить чайку и перекусить. Небольшое отступление. До чего же чертовски приятно на небольшом морозце выпить горячего чайку и закусить копченной колбаской. И стоять, вдыхать этот морозный чистый воздух, перемешанный с легким запахом хвои. Наш покой нарушил сторож. " Вона, смена моя идет! Сейчас поедем". Вдалеке, на заснеженном тракте замаячила темная фигурка такого же старика, с палочкой. Сдав смену, наш провожатый упаковался в машину. Пока ехали до поселка, узнали что Гагарино не отрезан от мира. Из Буя ходит автобус по понедельникам и четвергам,а еще в последнее воскресенье месяца.
213
Вот уже и поселок. Стоят стандартные для этой местности дома- двухквартирники, жилые и несколько заброшенных.
Заходим во двор, сторож зовет женщину. Выходит, представляемся. Дама сразу переводит стрелки на начальника дороги, мол я то вам что могу интересного рассказать. Рассказываем вкратце о своей деятельности и немного успокаиваем ее бдительность. К сожалению от нее ничего нового не узнаём, кроме того что ЛПХ поделен на предприятия. Общее название "Салама" (по названию реки) . Делится Салама на следующие предприятия: Салама-древ - обработка леса,Салама-лес - заготовка леса, Салама-транс-лес - вывоз леса и Салама-сервис обслуживание подвижного состава. Вот такой холдинг в лесах Костромской области.
Ну что же, оставляем сувениры, берём координаты начальника дороги и едем обратно. Проезжаем стоящую у дороги знакомую снежную бабу и наконец выезжаем на бетонку.
По пути в Буй, решаем тормознуть гда нибудь у железной дороги, чтобы запечатлеть пригородный поезд Буй -Данилов, под традиционным ВЛ60П/К. Но каково же было наше удивление, когда вместо "выла" к остановочному пункту подошел Демиховский электропоезд ЭД9Т-0027. Похоже что сине-голубым "малышам" недолго осталось бегать на пригородных...
Заскочив в Буй, сняв на вокзале уникальную церковь, которая является частью вокзального ахритектурного ансамбля и сфотографировав несколько "шестидесяток" поехали назад, в Кострому.
Вечером уже, в Костроме, мы до поздна катались по городу, фотографируя красоты. Вставать в три часа ночи было тяжеловато, впрочем как и ехать в Москву. Всю дорогу до светла я боролся со сном, чтобы контролировать водителя. Получалось плохо, потому как периодически проваливался в глубокий сон и Дмитрий рявкал мне на ухо : "Богданыч! Не спать!"
Около восьми утра, я сидел на стоянке ВР в районе Софрино , пил кофе, и ругался по телефону с начальником, который отказывался верить в то, что я всё таки опоздаю на работу...

Имя которому - Север, часть 2

Важный разъезд – 7-й км. Здесь есть оборотный треугольник. В кустах на объездных стоят несколько балластных ярко-желтых хопперов, ПВ40 и порожний состав лесовозных сцепов. Развилка. На север уходит путь на Каменку и Сухановское. Это самый старый ход Пинюгской УЖД. Уникальность его в том, что часть пути идет по насыпи так и не построенной ширококолейной железной дороги Пинюг – Сыктывкар. Часть пути в северной его части уже разобрано, но об этом позже. Нам сегодня не туда дорога. Мы сворачиваем на так называемую восточную ветку. «Шестерка»,устало крякнув на выходной стрелке едет дальше. Всё таки пейзаж совершенно фантастический. Первый бархатный снег превратил деревья и образованные ими аллеи в нечто сказочное. Следующий разъезд Мирный – 14-й километр. Здесь, как объяснил нам Виталий, раньше был одноименный рабочий поселок. От главного хода уходил ус на делянку и ежедневно пассажирский поезд доставлял на людей на работу. Здесь было все, что нужно человеку для нормальной жизни. И магазин, и клуб, и медпункт. Несколько раз в неделю завозились продукты. Рабочим не надо было ездить в Пинюг за зарплатой – ее привозили прямо сюда. По мере истощения делянки, людей переселяли в другие места и окончательно рабочий поселок Мирный прекратил своё существование в 70х годах. По всему и видно. Поляна в лесу и несколько остатков деревянных строений. "Как Западный у нас в Зебляках! Ну точь в точь…" – задумчиво говорит Дмитрий. Возле полотна стоит брошенная «пионерка», неплохо заваленная первым снегом. Не стоит лишний раз говорить о популярности этого транспортного средства у охотников и рыболовов в сезон. Здесь, в Мирном, меня чуть не оставили посреди поля. Отлучился по "очень важному делу", а тепловоз свистнув поехал вперёд. Виталий решил, что я остался на передней площадке. Проехав мет213ров двадцать, остановился. Отряд таки заметил потерю бойца. Здесь мы снова сворачиваем. На этот раз влево. Т.е. по карте на север-северо-восток.

Это относительно новая ветка. Условно именуем её в дальнейшем северо-восточной. Вправо уходит соединительная ветка с УЖД Пушмы. Точнее то, что от неё осталось, поскольку линия (её длина едва доходит до 100м) практически сразу исчезает в густом кустарнике. Едем. Должно быть Виталий решил устроить городским такую поездку, которую они запомнят на всю жизнь. Километрах в трех от Мирного разъезд и ус на делянку. На объездной ПВ-40 в сцепке с платформой, а чуть дальше – будка дежурного. Начинает темнеть – время начало пятого. Тут мы замечаем, что едем по очень качественному, а главное совершенно новому пути. Свежие шпалы, ровная линия, незаросшее полотно. Узнаем, что именно эта ветка нынче основной источник сырья. Еще через небольшой промежуток времени подъезжаем к довольно крупному, по меркам УЖД, мосту через речку Каюг. До этого мы проезжали несколько водоемов, проходящих под полотном дороги. Но мосты над ними представляли собой по сути усиленную шпальную решётку. Это же – настоящий мост. Проехав его со скрипом и гулом, мы вылетели к еще одному разъезду. Это километрах в пяти от Мирного. Вправо уходит абсолютно классический ус. Тепловоз по стрелке перешел на него и медленно двинулся вглубь леса. Аккуратно проехав метров около ста, Виталий остановил машину сообщив о конечной точке нашего маршрута. Делянка. Очень типичная и очень красивая. Пейзаж, который не может оставить равнодушным любого обожателя узкоколеек, да и просто влюбленного в Россию путешественника. Здесь мы сделали последний, четвертый по счету фотостоп, попросив Виталия включить фары с прожектором. Стемнело окончательно и продолжать дальнейшее путешествие на передней площадке не было смысла. Мы заняли места в теплой и уютной кабине, греясь у растопленной "буржуйки". Назад почему- то доехали быстрее. А ведь казалось, что туда мы ехали добрых два часа. В рабочий день, Виталий на тепловозе делает три-четыре ходки с делянки на лесопилку и так тридцать лет. Тем временем Дмитрий сидел с картой, сыпал вопросами и прикидывал маршрут , записывая информацию и все ключевые точки на которых мы побывали, и вот что получилось: нижний склад - вагонное депо – станция - тепловозное депо - развилка на верхний склад - оз. Пинюгское (2км) - разъезд 7 км (поворот на восточную ветку) - разъезд Мирный (14 км, поворот на северо-восток, на новую ветку) и пять км по новой ветке до уса на делянку и собственно на сам ус. В целом получается следующая ситуация: северная часть УЖД (через рзд. 7 км, Каменку и Сухановское) существует до 31 км. (за Сухановским). Путь заканчивается километра за два до рзд. 12 квартал и дальше (23 кв.) не существует. Восточная ветка, начинающаяся у рзд. 7 км. действует до раз. Мирный (14 км, бывший одноименный поселок). Далее на восток (и соответственно на юг, на Пушму) путь разобран. Всего проехали туда и обратно около 40 километров.
Тут же выяснили, что название речки пишется не Каюк, как мы поняли изначально, а Каюг. Ударение ставится как на первый слог, так и на второй. Слышали оба варианта от разных людей. В случае с названием населенного пункта Пинюг, ударение ставится на первый слог.
Затемно прибываем к вагонному парку. Просим разрешение переждать в помещении диспетчерской до поезда, а он у нас без десяти час ночи и шататься по поселку, почти семь часов желания нет. А нам как раз и собирались предложить отдохнуть в кабинете начальника дороги. Сделав последние ночные кадры с использованием метода «световой кисти», в качестве которой использовалась небольшая фотовспышка от «Зенита», мы идем в диспетчерскую - отдыхать.
В небольшом деревянном домике тепло, светло и накурено. Шумит «Титан». В большой прихожей на длинных лавках сидят дети и с любопытством разглядывая «пришельцев». Руководит ими сторож, эдакий забавный маргинальный тип. Вроде изъявил желание откушать водки, но от предложения купить ему чекушку отказался. Сам, мол, справлюсь. Вообще картина из старого фильма про село. Заходим в приемную начальника дороги. На стенах агит-плакаты по технике безопасности. « Пьянка на лесосеке приводит к жертвам! Недопусти!» В шкафах книги, в основном по эксплуатации и ремонту подвижного состава, но попалось несколько экземпляров художественной литературы. На шкафу стоит призовой кубок и вырезанный из дерева огромный подосиновик с ярко-оранжевой шляпкой. Кладем вещи и идем в магазин – он вроде недалеко. Как нам объяснили, пройдете по узкоколейке, а дальше слева тротуар и он выведет прямо к магазину. Там же есть и пекарня в которой можно купить вкусный хлеб. Пошли. Темень! Перепадает немного света от станционных мачт Пинюга и немного от лесопилки. Через Пинюг следует грузовой поезд ведомый сплоткой 2ТЭ10В, рев дизелей наполняет морозный воздух, и в темноте хорошо видно, как из выхлопных труб вылетают огромные снопы искр. Проходим уже знакомую избушку – контору нижнего склада. Идем дальше, но тротуара не видать. Магазин хорошо виден, а напрямую пройти к нему невозможно – везде лужи присыпанные снегом. Получается как по минному полю. Понимая, что пошли не туда, разворачиваемся назад и идем по направлению к избушке надеясь что за ней можно пройти. Не тут то было, за избушкой раскинулось такое же «болото» из грязи снега и воды. А вот чуть дальше в сторону ДСП виднеется какая-то тропинка. Так вот ты какой, тротуар в Пинюге. Вышли на нормальную дорогу. Весь свет - один столб с фонарём, да окна магазина. Людей – никого, несмотря на половину седьмого. Вот и магазин, открываем дверь и в нос мне резко бьёт запах бытовой химии. Порошочки, средства и всякое такое. Продукты представлены скудно. Спрашиваем, а еще магазины есть? Женщина продавец беззлобно отвечает, мол, в следующем здании. Следующее – вроде как пекарня. Белое длинное одноэтажное здание, сбоку серая дверь, заходим - это действительно продуктовый магазин, а не универсальный ларек, как предыдущий. И впрямь такой запах свежего хлеба, что невозможно ошибиться. Берём заливную картошку, стеклянную банку тушёнки, собственно местный хлеб и пару свежих сдобных булок.
По пришествии обратно в диспетчерскую нас ожидал приятный сюрприз, как завершение этого фантастического 235дня.
Малоприятного вида паренёк-сторож и куча разновозрастных детей ушли, а их место заняли две северные феи, лет двадцати – двадцати трёх от роду. Ну как же с такими не пообщаться! Надо только повод придумать. Несколько раз я ходил и просил кого-нибудь из них включить «Титан», или одолжить чашку с ложкой. Разжигание женского любопытства незамедлительно дало результат. В тот момент, когда мы приступили к трапезе, раздался стук в дверь. На пороге появилась одна из северных красавиц и поинтересовалась, можно ли с нами познакомится. Ну конечно, дорогая, можно, нам тут так скучно. Зашла, чинно села на стул и с достоинством произнесла, опустив глаза вниз: «Екатерина». Заметьте, не Катя, не Катюха или там какой-нибудь «московский» Катёнок, а Екатерина! Вторая фея – Ольга, оказалась слегка стеснительной, но уже через час мы мило общались в дежурке, расспрашивая их о Пинюге, УЖД и местных жителях. Про Пинюгскую молодёжь узнали то, что все парни квасят по-чёрному, а из развлечений только дискотека, да и то «нашим» феям она малоинтересна, посему как надоело. Более адекватная молодёжь уезжает жить в Киров или дальше. Ну, или хотя бы учиться, что например делает Ольга, получая знания в педагогическом институте. Екатерина же оказалась своя в доску. Девушка работала на УЖД в должности монтера пути. Узнали, что, то самое озеро у насыпи зовется у местных Пинюгским морем и что население в ПГТ Пинюг около 2000 человек.
213
Так, в приятном обществе очаровательных северянок мы скоротали вечер. Обменявшись телефонами и «мэйлами», клятвенно пообещав, не забывать, в двенадцать ночи мы вышли из диспетчерской. Пройдя последний раз по лесопилке, под какой-то рамой с угрожающе висящим, на двух канатах, бревном и мимо рамп, мы вышли на дорогу широкой колеи. Задержавшись, последний раз сфотографировав ночной ПТОЛ, пошли к зданию вокзала. Вон уж, вдалеке, в направлении Котласа замелькала светящаяся точка – наш поезд идет. Время без пятнадцати час. Точка разрасталась в размерах, превращаясь в яркую желтоватую окружность и через какое-то время, над северной глушью пронёсся хриплый, но мощный гудок «ворошиловоградки!» Вот он уже входит в горловину, ослепляя ожидающих низко посаженным прожектором. До конца спорили с Дмитрием, что это ТЭП70 или 2ТЭ10В. Мой слух не подвел, это действительно оказалась «вэшка. Все, прибыл. Бежим в конец. Нумерация опять с хвоста, а поезд стоит три минуты! Карабкаюсь по ступенькам в вагон и принимаю сумку у девушки. Раздается треск. А это снова я, перестаравшись, порвал ручки сумки у основания. Девушка смеётся, нормально, нормально, спасибо. Ошарашенный, прохожу к нашим местам. Не вагон, а царство Морфея, это в час ночи то! Не сравнить с каким - нибудь московским, где отдельные пассажиры обычно колобродят до четырёх утра. Проводница приносит постельное бельё. Рыжеволосая красотка с боковушки, мягким северным выговором просит помочь ей раздвинуть полку. Да ради такого ангельского тембра и интонации можно не то, что полку раздвинуть, да вообще на край света пойти (на худой конец на эту же полку или назад в Пинюг уехать). Ох, северянки!
Ну вот, постелил с горем пополам. Запрыгнул на полку, лег и провалился в глубокий, здоровый сон.
Проснулся. За окном светло, поезд в окрестностях Кирова. Проезжаем Киров –Котласский, туалеты закрыты – санзона. Рыжая красотка болтает по мобильному… Эх! Рожа у меня наверное сейчас - что надо и мироощущение ей (роже) под стать. Ну и пофиг! Вот, наконец , Киров. Неспеша выходим. Впереди меня вчерашняя дама, которой я нечаянно порвал сумку. Отворачиваю глаза, чтоб спасибо еще раз не сказала. На память фотографируем 2ТЭ10В. Потом была забегаловка на платформе, где мы приобрели две промасленных пиццы и по стаканчику кофе прождав пока сотрудница кафе не выяснит важный для неё одной вопрос. Глотнув горький и липкий напиток поспешили на электропоезд. Наверное, со стороны, было забавно наблюдать за нашим забегом на короткие дистанции со стаканами, в которых плескался горячий кофе. Еще бы, электричка-то на Котельнич отправляется через пять минут. Стоит серо-зеленый милый сердцу круглый тазик ЭР9Пк-314. Внутри пластик, новые сидушки, все по-человечески и кондуктора снующие туда сюда с рулонами билетов. Два часа мы ехали до Котельнича, а навстречу один за другим проносились «товарняки» ведомые ВЛ80С. Серьезное движение. Мне показалось, что у нас электрички в Москве реже ходят. 213
Прибыли в Котельнич. На вокзале покупаем билеты. У нас еще время до поезда довольно много и надо поснимать. Но прежде чем заняться этим нелегким делом неплохо было бы подкрепиться. Вот тут началась умора! Сначала пошли по перрону в сторону Кирова. Там по словам Дмитрия должна была быть очень приличная забегаловка. Нашли. Дверь закрыта на амбарный замок и судя по всему давно. Рядом стоит небольшая круглая постройка,напоминающая общественный туалет. Скорее всего бывшее подсобное помещение. Написано русским языком - «Закусочная». Зашли, нюхнули запаха бомжатинки перемешанного с запахом неизвестного медикамента да и вышли. Мда. Идем на привокзальную площадь. Ага! Вот баня и закусочная в одном флаконе. Помещение небольшое, два стола и стойка. Столы заняты двумя девушками поглощающими пиво и шумным молодым человеком, выясняющим отношения с кем то по телефону. Девчонки плотоядно зыркнув на нас, продолжили обсуждать свои "важные" девичьи дела, заливая их пивком. Так, меню. Пельмени. Есть? Нет?! А что есть? Ничего нет?! Бутерброды и вареные яйца?!!!
Твою мать! Здоровый городище, а отобедать негде. Заказываем по бутерброду и яйцу с майонезом - завтрак ферроэквинолога, что поделаешь. Вышли на Транссиб в кривую к мосту через Вятку и сделали несколько кадров ВЛ80С. Потом уже, нами была обнаружена палатка «Куры Гриль», где оказалась еще и шаурма, неаппетитного вида, но на вкус очень даже ничего. Просто заворачивать здесь не умеют, так ловко как наши ю213жные братья в Москве. Напоследок умница-фортуна приподнесла лично мне подарок, виде автобуса ЛиАз677М белого колеру. Позже рассмотрев фотографию на экране "цифровика", я заметил, пару настороженных глаз, сверкающих из под козырька кепки-"аэродрома". Вот теперь - полное удовлетворение. И снова продуктовый магазин, пиво "Уральский мастер". А потом оказалось, что до поезда осталось 15 минут. Пришлось пробежаться. Только отправился "Демидовский экспресс", как в горловин240е показался наш, Чита -Москва, ведомый "теремком" под № 238. Процесс погружения в вагоны прошел без эксцессов. Приятно, что поезд уже которые сутки пронизывающий нашу огромную Россию, выглядел очень чистым и аккуратным. Заняв свои места, мы приходили в себя после бурной двухдневной деятельности, пытаясь поделиться впечатлениями, запивая их горячим кофе с печенюшками. И так до Шарьи, где сошел с поезда Дмитрий, оставив меня наедине с размышлениями. Ну что же, надо спать. Обманув попутчика, тем что я лягу спать не раньше 11 вечера и тем самым вынудив его залечь на верхнюю полку, тем не менее захрапел я где-то в районе 7 часов. Потом был Данилов и лапша "доширак". Ярославль, не помню - спал. В 2-30 проводница врубила свет и я осовело пялился в черное окно, пытаясь понять свое местонахождение... Александров, знакомые места.

Эпилог

В 4-15 поезд Москва-Чита прибыл на нулевой километр Транссиба - Ярославский вокзал, где несмотря на раннее утро уже было довольно суетно. Уныние захлестнуло меня в тот момент, когда я увидел толпу перед входом на станцию метро "Комсомольская". Что-то в этом было аномальное, неестественное и злое. Или я за столь короткое время успел пропитаться духом совершенно иной жизни? Честно говоря, даже в 5-30 утра ,находясь в состоянии сильного недосыпа, было забавно смотреть на замороченные лица - маски, и смотрел я, будто не присутствуя здесь, словно из другого измерения, измерения имя которому - Север.

Имя которому - Север, часть 1




Выражаю огромную благодарность начальнику Пинюгской УЖД Чабыкину Николаю Афанасьевичу, за понимание и помощь, машинисту Быкову Виталию Петровичу за интересную поездку,а так же Баландину Дмитрию (ака БД) за организацию поездки и помощь в написании этой заметки.



В середине октября Дмитрий Баландин предложил организовать небольшую ознакомительную экспедицию в Пинюг, на УЖД тамошнего леспромхоза. Примерно в ноябре на праздничные дни. Что ж, как говорится - идея неплоха, тем более, что лично мне очень хотелось посетить действующую узкоколейку. На том и порешили. Маршрут спланировали следующий: Киров – Пинюг –Киров – Зебляки – Москва, с отбытием 3 ноября и прибытием в Москву 7-го. За неделю до отъезда были внесены небольшие изменения. В связи с некими обстоятельствами мне Зебляки пришлось исключить и маршрут стал выглядеть таким образом: Киров - Пинюг - Киров - Котельнич - Москва.
Итак, 3 ноября, 12-50, поезд № 92 Москва –Северобайкальск. В составе три прицепных вагона до Кирова. Билеты на руках, аппаратура в рюкзаках. Вперед!
213
Неторопливо съехав на Горьковское направление в районе платформы Перово, наш «девяносто второй» натужно набрал среднюю скорость. В окне, как на экране, понеслись мимо знакомые станции и платформы… Железнодорожная, Павловский Посад, Орехово - Зуево. Сколько раз ездил здесь на электричке, до Владимир! В 16 часов с копейками прибываем на станцию Владимир. Ох, опять эта песня привязалась, что-то там про «ветер северный»… Стоянка около получаса – смена электровоза. На ГорЖД - самые ухоженные электровозы ЧС4Т, не в пример собратьям из Кавказской или Россоши. Идем к началу поезда. На соседний путь принимают ускоренный «Буревестник» - первый состав, с тверскими гофрированными вагонами и в другой окраске, в отличие от второго, более современного состава. Его стоянка минимальная. Буквально за считанные минуты отцепляют ЧС7-209. Впереди на старте сплотка ЧС4Т-276/300, готовые унести вагоны в сумерки, с немыслимой скоростью пролетая станции и остановочные пункты красно-желтым вихрем. Тем временем на первый путь прибывает чудо! Сплотка ЧС4Т из депо «Кавказская», ведомая ВЛ10К. Вот, называется, вспомнишь и пожалуйста вам. Пять «ребристых» и чумазых машин с номерами 521,522, 531, 538 и 575.
Внешнее состояние, по сравнению с кировскими, оставляет желать лучшего,а ведь моложе как минимум лет на десять. Ну ничего, в Кирове им будет лучше всего. Фотографируем. Работники дороги неодобрительно поглядывают в нашу сторону, но ничего не говорят. Однако увлеклись! Вон и проводники заходят в вагоны. Пришлось немного пробежаться, хватая на лету пиво в перронной палатке. Отстать от поезда во Владимире в наши планы не входило.
213
Путешествие продолжается с ощущением огромного контраста между движением до и после Владимира. Такое чувство, что не «чеха» на «чех» сменили, а нас тянет агрегат чудовищной силы, готовый пойти на взлёт. Наверное, эти ощущения сходны от езды на гужевой повозке в сравнении с быстроходным авто. Недаром электровоз ЧС4Т многими спецами признан лучшим пассажирским электровозом на железных дорогах СССР и России в частности. Конечно, этой разнице есть и более простое объяснение. МЖД - дорога перегруженная, и сильно не разгонишься. Как бы то ни было, сейчас – ЛЕТИМ! Через какое то время – Ковров, знаменитый своими мотоциклами «Восход». За окном стемнело окончательно, и ничегошеньки не было видно, кроме огней осветительных мачт. Еще в 2006 году, весной сюда заходили Харьковские "Стрелы" - ТЭП10 с поездом пригородного сообщения Муром – Ковров. Вроде было то недавно, а кажется, что прошла целая вечность. Перемещаемся дальше меж регионами. Короткая остановка в Дзержинске, а затем Нижний Новгород. Поезд стоит тридцать минут. Знакомые места. Пришлось поднапрячь серое вещество и вспомнить, где на вокзале продают пиво. Совершаем вечерний моцион по перрону и едем дальше. Как во сне Ветлужская, Урень, Шахунья…

Глубокой ночью мы прибыли в Киров. С недосыпу полное непонимание происходящего и нежелание покидать теплый вагон, хоть выносите. Куда? Зачем? Какого хрена…! Время то начало третьего! Не жарко, с неба сыплется подобие снега, станционные прожекторы, кажется, усиливают чувство холода. До местного поезда на Пинюг еще долго, он отправляется в 6-05. Подкрепляемся в кафешке, что находится в так называемом, конкорсте – пристройке к вокзалу, совмещающей в себе переход над путями и зал ожидания. Вообще на вокзале оказалось довольно чисто, мало бомжей или просто привокзальных романтиков - алкашей. В вышеупомянутом кафе за столиком мирно спали два хомо-сапиенса маргинальной наружности, да внизу возле туалета обреталась влюбленная пара бомжей с домашними питомцами. Взяли билеты да Пинюга и обратно. Общий вагон.
Ну ладно, поели , а теперь… Не прогуляться ли нам в депо ГОР-ТЧ8? Идем. Темно, с неба падает снег, но после употреблении пищи уже не так зябко. Впереди виднеется ярко освещенное здание депо.
Вот он – кладезь «старых» ЧС4Т. В работе практически все машины за исключением может быть нескольких, включая опытный 161, стоявший в депо до 2006 года. Его планировали оставить в качестве памятника, но почему то порезали… Расставляем штатив – велика наглость. Дмитрий делает несколько кадров ЧС4Т, похожих на спящих зверей. Потом еще несколько кадров и только сворачиваем штатив, как из-за одного из стоящих «скворешников» появляется фигура в оранжевой жилетке. Идет к нам. « Мужики, что вы тут делаете?» - спрашивает. Ну, мы и отвечаем, как есть, без утайки. Мол, любители, пришли полюбоваться на самые ухоженные машины серии ЧС4Т в России. Мужичок с нескрываемой гордостью кивнул, мол, что верно, то верно. Успокоив работника кировского отделения ГЖД, тем, что мы посмотрим и уйдем, а заодно обрадовав вестью (хотя он был в курсе) о том, что к ним на «пмж» идут «кавказские» ЧСы, продолжили экскурсию. Пройдя дальше, обнаруживаем «горячий» ТЭП70 № 0419 в компании с «чехами». Очередной раз можно поразиться, насколько гармонично смотрятся эти локомотивы рядом. ТЭП70 и ЧС4Т. Общие элементы дизайна, назначение, скорость, окраска. Эти машины – своего рода флагманы пассажирского движения на разных видах тяги. Неспеша доходим до парка электропоездов. Под светом осветительных мачт стоит ЭР9Пк-278. Расставляем штатив и по очереди делаем кадры, пользуясь отсутствием бригады. Машина стоит настолько удачно, и столь же удачно освещена, что нельзя было просто пройти мимо.
От радости я провалился в сточную канаву, предательски припорошенную снегом. На этой «оптимистичной» ноте мы закончили осмотр Кировских достопримечательностей и направились обратно к станции. Дмитрий, будучи с детства фанатом «теремков», вожделенно смотрел на пачки чехов прибывающих и с востока, и с запада. Но времени уже мало, а станционных работников много. Здесь штатив опасен и вообще само присутствие в такое время. Пошли в конкорст, где выпили по чашке кофе и подзарядили аккумулятор «Никона». Время половина шестого, скоро поезд. От недосыпа и изрядного количества выпитого пива меня начинает мутить. Хочется лечь и заснуть. Я на улицу…

На платформе продышался, полегчало. Переходим на нужный путь, поезд уже подали. В составе сплошь сидячие вагоны. Мне становится совсем неинтересно, хочется принять горизонтальное положение, ой как хочется… Подошли к проводнице. Спрашиваем: «Тетенька, плацкарт в составе есть?» Она отвечает: «Есть купе, только там туалет не работает и двери не закрывать». «Да плевать нам на туалет! В другой вагон сходим!». Фантастика! Не «сидячка», и даже не плацкарт, а отличный классический «Аммендорф», в качестве общего вагона. Нашли свободное купе, залезли наверх, предусмотрительно поставив обувь на багажную полку, и честно попытались заснуть. Собственно практически все пассажиры вагона коротали часы в дороге подобным образом. Поезд плавно тронулся и покачиваясь выполз на Вятско-Двинскую дорогу, а ныне линию – Киров - Котлас. Киров-Котласский и дальше на север-северо-запад. Тем временем, находясь на грани отчаяния, я боролся с бессонницей. Горизонтальное положение не решило проблему. Сна как такового не получилось, была какая-то полудрёма, то ли от холода (вагон не отапливался), то ли оттого, что жестко было. В итоге удалось заснуть лишь когда начало светать. Проснулся с ощущением, будто из головы мне вынули мозг и взамен вложили килограмм свинца. На часах девять. Стоим. Станция Мураши. Все засыпано снегом. Первый раз в этом году увидел снег! Белый, еще не истоптанный людьми, не перемешанный с грязью от проходящих поездов, не посыпанный адским реагентом. Вон Дмитрий что то снимает. Отрываюсь от окна. На нижней полке сидит рыжий паренёк лет двадцати двух и читает что-то красное, про вампиров. Снова смотрю в окно: сквозь пелену облаков то пробивается, то исчезает бледно–желтое солнце. По перрону бегают дети, пассажиры, затарившиеся в вокзале пирожками и сосисками в тесте, суетятся с сумками несколько человек и тихо падает снег мелкими снежинками, искрящимися в приглушенном свете. Раздается протяжный гудок тепловоза. Поезд плавно начинает движение, выходит со станции, и вдруг, я слышу звук, знакомый с детства и почти забытый. Ритмичный и звенящий перестук колес, многократно отражающийся от растущих рядом с полотном деревьев. Спрыгнув с полки, я вышел в коридор заняв типичную «оконную» позицию, поставив ногу на калорифер и опершись на поручень-перекладину у окна. Вот он - русский Север. В окне мелькают ельники, присыпанные снегом, овраги с замерзшими ручьями, или пестрые равнины с покосившимися домиками заброшенных деревень. К созерцанию красот присоединяется Дмитрий. Он почти не спал, и когда выскакивал в Мурашах с камерой сфотографировать здание вокзала, определил, что тянет нас сольвычегодский ТЭП70 (мы то ожидали лянгасовский 2ТЭ10В). Мы, уже вместе продолжаем восхищаться северной природой. Внезапное чувство голода возвращает в реальность. В Кирове мы просто забыли о еде, что надо будет что-то кушать в Пинюгском поезде. Наверное думали, что проспим всю дорогу. Тут вам ресторанов нет, извиняйте господа москвичи… Но есть кипяток, а у нас термос. У Дмитрия в клапане рюкзака нашлась плитка шоколада неизвестного происхождения и тут же была съедена вприкуску с чаем и превеликим удовольствием. Как говорится – жизнь-то налаживается. Произошло еще одно приятное событие – в вагоне наконец-то стало теплеть. В тамбуре проводница лихо подбрасывала лопатой уголёк в печку. « Ну не успели натопить, подали нас слишком поздно» - оправдывалась она.
Остановочный пункт «Безбожник», а за ним «Староверческая» и опять леса, овраги, поля…
Параллельно железной дороге замечаем автомобильную, довольно широкую и с неплохим для этих мест накатом. Спросили у паренька, есть ли на Пинюг автодорога и дали ему атлас железных дорог. Паренёк многозначительно кашлянул, надел очки, подумал, взял атлас, снял очки, посмотрел на атлас, положил его и пожал плечами. « А кто его знает?..» Во как!
Мелькают станции. Опарино, Альмеж! Знакомые по литературе и общению с коллегами по цеху названия. Здесь ведь тоже УЖД, а значит и мы здесь не последний раз.

В половину первого мы прибываем на станцию Пинюг. Небольшая, такая, станция с 4-5 ю путями, кирпичное здание вокзала, небольшой ПТО и ПМС в одном флаконе. Возле здания ПТО устало пыхтят 2ТЭ10М, 2ТЭ10МК и 2ТЭ10У, оглашая окрестности утробным рыком. Здесь, по ст. Пинюг происходит смена грузовых тепловозов депо Сольвычегодск Северной дороги на лянгасовские "вэшки".216 Но, что странно, ни одной лянгасовской тяговой единицы в депо не оказалось. Только северные. Зайдя в голову нашего поезда фотографируем ТЭП70, доставивший нас сюда. Реакция работников дороги – никакая. Наверное в душе просто любопытство, что за чудики с фотоаппаратами. Вожделенно созерцаем неровный профиль пути линии Киров- Котлас здесь, всей её северной части и укрепляемся в желании еще неоднократно побывать в этом тепловозно - пейзажном раю. Вот теперь нам предстоит решить более чем серьезную задачу – найти кафе или столовую. Скорее всего, при ПТОЛе должна быть своя – железнодорожная, осталось только найти. Спрашиваем у мужичка – где? Объясняет, мол зайдёте туда, «за депо» – зелёное здание. Нашли. Заходим. Первое что вижу – объявление «В столовой производится обслуживание только работников железной дороги». Да и Бог с вами, мы тоже имеем отношение к железной дороге, пусть и косвенное. Открываем дверь… Еда!!! Настоящая!!!
Столовские тетки слегка поломались, для порядка, но в итоге согласились нас обслужить.
Короче, заказав по порции супа, порции второго – две котлеты и макароны, закуску – свекла с чесноком и компот на третье, мы заплатили всего 70 рублей. Признаться, еда оказалась более чем хорошая, почти домашняя. Вот теперь бы поспать полчасика, но время идет. Светового дня осталось от силы часа три.

Проходим сквозь горловину станции. Впереди нижний склад! Вижу, как у товарища загораются глаза, еще бы, он знаком с этим не понаслышке и для него здесь все словно своё, родное. Краны, рампы, вагоны широкой колеи. Идем параллельно широкой колее в сторону Котласа. И вдруг, слева, Дмитрий замечает нечто похожее рельсы. Вот она, узкоколейка. Её начало здесь, у разгрузочной эстакады и рампы, где происходит раскряжовка леса на сортимент. Линия спряталась под снегом. Видимо со вчера здесь выпало неплохое количество осадков. Дальше начинается путевое развитие и виднеется нечто похожее на вагонное депо. Надо бы найти кого-нибудь из сотрудников или начальника дороги. Впереди деревянный домик. Контора нижнего склада. Заходим. Запах табака и разогретого железа печки. Чувствуется умиротворяющая, но в то же время рабочая атмосфера. Стучимся в дверь, открываем. В небольшой комнатушке сидит мужчина в очках. Здрасьте, приехали! Функцию парламентера взял на себя Дмитрий. Быстро и максимально развернуто он объяснил цель нашего приезда. Мужчина смотрел на нас округлившимися глазами, не понимая, что мы все-таки здесь забыли. Возможно, в его сознании первоначально сформировался образ – нечто между журналистами и душевнобольными. 213
«Подождите, я сейчас начальника дороги вызову» - потянулся к телефону. Отлично, то, что нам надо!
«Афанасьич, слышь! Тут представители пришли, тебя требуют» - донеслось из комнаты. Честно говоря, стало не по себе. Покажите хоть одного человека у которого слово «представители» не вызывает неприязни или подозрения? Торговые представители, представители компетентных органов, представители СМИ…. Особенно если человек занимает пост начальника дороги.
Вышли на улицу, перевести дух и подышать морозным северным воздухом. Вот идет человек, в вязаной шапке, черной куртке, джинсах заправленных в резиновые сапоги. Слегка напряженно взглянув на нас, пригласил пройти в помещение. Познакомились. Чабыкин Николай Афанасьевич - начальник дороги, собственной персоной.
« Ну, кто? Зачем? Рассказывайте». Дмитрий дословно повторил все, что было сказано ранее заведующему складом. Мол, собираем интернет-энциклопедию отечественных узкоколеек. Я тем временем достал подарки и вручил начальнику. Сувениры, в виде несколько СD с фильмом Дмитрия о Зебляковской УЖД и фотографии. После десяти минут рассказов и объяснений, Николай Афанасьевич задал обезоруживающий вопрос: «Так что вы собственно хотели-то? Вам же за это деньги платить надо?»
- Зачем платить?! Нам бы задать Вам несколько вопросов и поснимать! - отвечаем.
- А что вы хотели поснимать?
- Ну, собственно говоря, технику, депо и может на разъезд ближайший сходить.
- А куда именно?
- Ориентировочно до 7-го…
И тут Николай Афанасьевич говорит нечто такое, чего мы не ожидали никак.
- Так может вас на тепловозе туда отвезти, чего вы пешком ходить будете?
- ?!
Ничего себе! Прокатиться на тепловозе по действующей УЖД! Тут же Николай Афанасьевич набирает номер по мобилке и просит машиниста подъехать к диспетчерской. Мол, тут ребята, корреспонденты, надо прокатить до 7-го разъезда. Эх, пригодилась бы видеокамера, пригодилась бы!
Тем временем втроем идем к диспетчерской. Осматриваем парк вагонов, стоящих на тракционных путях. Естественно, лесовозные сцепы, изрядное количество пассажирских вагонов ПВ-40, остатки дрезины ТУ6Д, платформы с укрепленными на них разными предметами. Дрезина ТУ6Д стоит в сцепке с цистерной ( вроде пожарный поезд) и снегоочистителем. В «пассажирском» сцепе стоят вагоны-столовые на базе ПВ-40 (48-053 или ПВ53)
Пока общаемся с Николаем Афанасьевичем, попутно разузнав про Альмеж, Пушму и Опарино. Альмеж-обанкротился, Пушма потихоньку умирает, а вот Опарино исправно функционирует.

Пинюгский леспромхоз во времена СССР был на пятом месте в стране (!!!) по вывозу и переработке леса, к диспетчерской подъезжает ТУ6А-2468 с «МаЗовским» дизелем. Как такси по вызову.
Знакомимся с машинистом – Виталий, работник УЖД с 30-ти летним стажем. Немного позже я поинтересовался его отношением к работе. Честное слово, ожидал получить изрядную долю «негатива», мол зарплата маленькая, работа собачья, начальство плохое и вообще в Москву бы уехать… Но, каково было мое удивление, когда Виталий просто, без лукавства ответил, что работа ему очень нравится и менять её на что либо другое он не хотел бы. Вот и думаешь, что все это нытьё по поводу того, что в провинциях нет работы, в большинстве своем имеет только один подтекст – лень и желание, не напрягаясь, получать хорошую зарплату. Мне искренне жаль тех людей, которые, бросая все на родине, едут в столицу в надежде на счастливую жизнь.
240
Тем временем мы занимаем места в кабине. Внутри тепло - натоплена дровяная «буржуйка»! Виталий дает гудок и тепловоз застрекотав со скрипом начинает движение раскачиваясь из стороны в сторону на неровном полотне. Подьезжаем к депо. Дмитрий, вспомнив, как в детстве помогал деду в Зебляках, просит разрешения перевести стрелку. В порыве ностальгии он на себя не похож. А может наоборот – он именно такой, как сейчас. Переводит. Тепловоз резко бросает вправо и вот мы на территории депо. И здание, и тепловозы красиво освещены закатным солнцем. На улице стоят несколько машин ТУ6А и одна ТУ8. По периметру нагромождено изрядное количество гусеничной и колесной техники предназначенной для лесовозных работ. На некоторых тепловозах полностью отсутствуют серийные номера. То, что удалось выяснить: в рабочем состоянии ТУ6А-2468, 2261, 2798, 3808, ТУ8-0456 (стоял на ремонте в депо), 0220. ТУ7А-3304 недавно списан и разбирается на запчасти. Еще обнаружен рабочий ТУ6А с трудноразличимым номером (кажется ?314). По словам работников то ли номер перебит, то ли кабина от одного, а корпус от другого тепловоза, т.к. ТУ6А-3067 (который теоретически должен быть в рабочем состоянии) мы не нашли. Вопрос: есть ли между ними связь? Однако по уверениям, а также исходя из содержания записки дежурной начальнику дороги, 3067 в рабочем состоянии. Отсняв материал, продолжаем путь.
Теперь – на магистраль! Переводим стрелку и вперед! Впереди начинается небольшой еловый перелесок, за ним средних размеров поляна и дальше кривая, уходящая в смешанный лес. Красота. Я прошу Виталия остановить тепловоз для съёмки.213
Здорово, на УЖД запросто можно остановиться в любом месте и сделать поистине неповторимые кадры. От этой, совершенно нереальной, будто и не существующей в обычной жизни красоты меня переполняет восторг. Делаем несколько кадров и продолжаем путь дальше. Дмитрий выходит на переднюю площадку, я присоединяюсь. Падает снег, ветер бьет в лицо, хотя скорость не такая большая, но нет никакого желания уходить в теплую кабину. Тепловоз болтает на рельсах из стороны в сторону, сзади стрекочет дизель, а впереди – бесконечная дорога, то идущая вверх, то повернув, исчезающая в густом лесу. Вот выныриваем из выемки и справа открывается вид на большое озеро. Здесь мы совершаем второй фотостоп, засняв «тушку» на откосе и панораму с озером. Карабкаемся на площадку и едем дальше, по нескончаемой дороге, чуть присыпанной снегом. И хочется ехать, далеко и долго, может даже всю жизнь. Тепловоз пробирается сквозь еловый коридор и такое впечатление, что деревья всего лишь немного расступились, чтобы пропустить людей в железной, тарахтящей повозке.

Продолжение следует...